12 самых вредных косметических ингредиентов: мифы и наука. Часть 1

danger
Сайт для химиков, специализирующихся на косметике, Chemists Corner вывесил список из 12 самых вредных косметических ингредиентов.

Нам, собственно, тут же приходят в голову свинец в помаде, ртуть в туши для ресниц, а также так нелюбимые интернетами силиконы. Поэтому авторы и составили перечень ингредиентов, которым больше всего «не повезло» с мнением об их вредности.

Самые вредные косметические ингредиенты:

  1. Парабены
  2. Диазодинил-мочевина
  3. Диэтаноламин
  4. Содиум лаурил сульфат
  5. Вазелин
  6. Минеральное масло
  7. Пропиленгликоль
  8. Триклозан
  9. Ароматические добавки
  10. Пигменты, придающие цвет
  11. PEG — полиэтиленгликоль
  12. Тальк

Парабены

Парабены могут также называться «метилпарабен», «пропилпарабен» и «бутилпарабен». Это известные консерванты — их используют, чтобы предотвратить рост бактерий и микробов. У них высокая устойчивость к температурам, высокая эффективность и за долгий период использования они показали свою безопасность.

Чем плохи?

Под огонь прессы парабены попали после появившихся утверждений отдельных органик-производителей, что парабены — разрушители гормонов, что их применение ведет к раку груди и проблемам с сердцем.

Что говорит наука?

Есть исследование, показавшее наличие парабенов в опухолях в груди, а также другое исследование, указавшее на возможное влияние парабенов на гормон эстроген, играющий определенную роль в развитии рака груди. Молекулярный биолог Филиппа Дарбре предположила, что парабены могли попасть в опухоли через дезодорант, крем или спрей для тела — это, по ее мнению, объясняет, почему одна пятая всех опухолей развивается в груди в области рядом с подмышкой.

Тем не менее, с 2004 года, когда вышло первое исследование, ни одно исследование не нашло прямой взаимосвязи между парабенами и раком груди. А ряд проводившихся исследований на тему связи гигиены подмышек и раком груди не дал четких ответов. Научный обзор 2008 года, изучивший данные 59 других исследований, не нашел научных оснований для гипотезы о вреде парабенов.

2 исследования (1, 2) подтвердили, что метилпарабен, нанесенный на кожу, может взаимодействоватьс UVB-лучами и ускорять старение кожи.

Еще 2 статьи о парабенах:

More To The Parabens Puzzlement

Parabens Puzzlement

Диазодинил-мочевина / формалин (Diazolidinyl Urea / DMDM Hydantoin)

Как и парабены, эти вещества — консерванты. Их называют «донорами формальдегида», потому что в формуле они в результате дают ионы формальдегида, который быстро убивает микробы.

Чем плохи?

Формальдегид многим кажется страшным ингредиентом, вызывающим раздражение, мутацию генов и рак. Но доноры формальдегида — не то же самое, что формальдегид, а их количество в косметике хорошо отрегулировано, чтобы обеспечивать безопасность использования даже для людей с чувствительной кожей.

Что говорит наука?

Безопасность их использования — вопрос концентрации и склонности к аллергии.

Вот здесь есть интересный обзор-объяснение по поводу формальдегида и его безопасности. Также можно почитать полный обзор по формальдегиду в токсикологическом отчете 1999 года.

Что касается формалина, экспертная панель Cosmetic Ingredient Review заключила, что он безопасен для большинства потребителей. Тем не менее, его содержание в формуле было ограничено 0,2% высвободившегося из него формальдегида, чтобы даже у отдельных потребителей с чувствительностью к формальдегиду не было реакции.

При наличии склонности к аллергии, возможно развитие дерматита. В частности, исследования подтвердил, что контактная аллергия на имидазолидинил-мочевину приводит к дерматиту, у этих же людей часто бывает аллергия на диазодинил-мочевину.

Триклозан

Триклозану популярность принесли рекламщики, решившие использовать умное слово в рекламе антибактериального мыла. Этот антибактериальный ингредиент обычно кладут в мыло, жидкое мыло, зубную пасту и дезодоранты.

Чем плох?

Есть утверждения, что триклозан может стать токсичным химикатом, влияющим на гормональную систему; что он может вызвать хронические заболевания, вызывает дефекты у новорожденных; может навредить почкам, селезенке и т.п.

Что говорит наука?

Независимые исследователи пришли к разным заключениям. Американская FDA подтвердила эффективность триклозана, но в этом году снова занялась было его исследованием, так как появились данные о его воздействии на гормональную систему животных. Однако на сегодня на вышеупомянутой странице триклозана на сайте FDA написано, что «нет научных обоснований, по которым мы могли бы рекомендовать перестать использовать продукты с триклозаном».

В августе 2009 года Канадская медицинская ассоциация попросила канадское правительство запретить продукты с триклозаном из опасений, что он может создавать опасные побочные продукты — хлороформ. Возникло предположенгие, что триклозан может вступать в реакцию с хлорином в водопроводной воде и давать газ хлороформ, потенциальный канцероген. Тем не менее, исследование показало, что количество хлороформа было незначительным даже по сравнению с его наличием в хлорированной воде.

Триклозан также вступает в реакцию с хлорином в водопроводной воде и давать производные, которые в результате превращаются в диоксины. Хотя количества диоксинов их подобных реакций очень маленькие, озабоченность по данному поводу в научном сообществе присутствует — некоторые из них очень токсичны и потенциально вызывают нарушения эндокринной системы. Исследование 2006 года показало, что небольшие дозы триклозана повлияли на эндокринную систему североамериканских лягушек — возникла гипотеза, что триклозан блокирует метаболизм гормонов в щитовидной железе.

Триклозан был также найден в рыбе, живущей вблизи выборосов из канализационных труб, и в грудном молоке. В Швеции триклозан не рекомендован к использованию в зубных пастах (его клали туда для проилактики гингивита).

Есть научное мнение 1998 года (доктор Стюарт Леви), что триклозан потенциально может способствовать созданию «супербактерии», которая будет абсолютно к нему устойчива (подобно тому, как эволюционируют бактерии, становясь устойчивыми к антибиотикам). Поэтому некоторые ученые предположили, что его не стоит использовать в косметике. Это мнение было основано на предположении, что триклозан действует как антибиотик. Однако с тех пор было выпущено несколько исследований (а в одном из них Леви выступил как соавтор) о том, что триклозан имеет мало отношения к устойчивости бактерий.

Учитывая исследования, показавшие, что обычное мыло справляется с бактериями так же хорошо, как и антибактериальное с триклозаном — не вижу особого смысла в триклозане.

Содиум лаурил сульфат / Лаурилсульфат натрия / Sodium Lauryl Sulfate

Лаурилсульфат натрия — один из базовых ингредиентов в любых моющих средствах: гелях для душа, шампунях, даже в зубной пасте. Это поверхностно-активное вещество (ПАВ).

Чем плох?

Один из ингредиентов с самой плохой репутацией в косметической индустрии. Множество сайтов расскажут вам о вреде SLS. «Может вызвать выпадение волос», «вызывает рак» и даже «самый опасный химикат в продуктах для ухода за волосами и кожей».

Что говорит наука?

Как любое ПАВ, он может вызывать раздражение. Cosmetic Industry Review его исследовало и постановило:

  • SLS — вещество, которое убирает с кожи жир и соль. Этот ингредиент может вызывать раздражение кожи и глаз как у животных, так и у некоторых людей. Реакция схожа с реакцией на другие очищающие ингредиенты и зависит от концентрации компонента.
  • Тем не менее, этот ингредиент безопасен в косметических средствах, использование которых происходит быстро и заканчивается обильным смыванием водой. В продуктах, чье использование предполагает более продолжительный контакт с кожей, его концентрация не должна превышать 1 процента.

Кожу лица SLS раздражает только если находится на ней более часа.

Не рекомендуется больным атопическим дерматитом, так как может серьезно ухудшать проблему.

В зубной пасте его также лучше избегать, так как есть данные, что он может вызвать стоматит.

Диэтаноламин / Diethanolamine

Имеет такую же плохую репутацию в прессе, как и лаурилсульфат натрия. Это вторичный ПАВ, который добавляют в косметическую формулу, чтобы она давала больше пены и чтобы ощущения от этой пены были более приятными. В чистом виде его обычно не кладут — кладут в форме к Cocamide DEA, Lauramide DEA и Stearamide MEA.

Чем плох?

В 1998 году появилось исследование NAtional Toxicology Program (NTP), которое нашло связь между применением на коже диэтаноламина и его производных и раком у лабораторных животных. Диэтаноламин тут же объявили «гормоном, который может формировать нитраты, вызывающие рак». Многие компании даже заменили состав своих продуктов.

Что говорит наука?

«Раковая» лихорадка по поводу DEA пока что не имеет серьезных научных обоснований и FDA полагает ингредиент безопасным, «пока не доказано иное». Формулировка не самая приятная. «Пока не доказано иное» — можно внимательно смотреть на состав.

Вазелин /Petrolatum

Ингредиент, который исторически используется для увлажнения кожи и в укладочных средствах.

Чем плох?

Также всегда в центре внимания у органик-компаний, потому что вазелин состоит из смеси минеральных масел и твердых парафиновых углеводородов. Есть обвинения, что вазелин вызывает рак, большую роль играет и тот факт, что он запрещен в Евросоюзе.

Что говорит наука?

FDA считает, что этот ингредиент — безопасен. Причем безопасен даже в пищевой промышленности. И если уж говорить о Евросоюзе, то вазелин там запрещен не в косметике. Его можно использовать в косметике без проблем.

Минеральное масло

Еще один увлажнитель кожи с плохой репутацией от производителей органики. Хотя вообще-то минеральное масло — самый что ни на есть натуральный ингредиент из-под земли 🙂 — так как делается из нефти.

Чем плохо?

Утверждения:

  • минеральное масло загрязнено канцерогенами,
  • минеральное масло сушит кожу и вызывает преждевременное старение,
  • минеральное масло вытягивает из кожи витамины,
  • минеральное масло закупоривает поры,
  • минеральное масло вызывает акне.

Что думает наука?

Все эти утверждения неверны согласно этой статье.

Вторая часть — завтра.

Рейтинг: 0 голосов
Загрузка...




5 комментариев

Добавить
  1. Мария

    ничего не написали про пропиленгликоль — а тем неменее, насколько мне известно, это самый опасный компонент в шампуне

  2. Belief

    Познавательно. Но большинство из этих средств все равно буду опасаться. На СЛС кожа реагирует раздражением.

  3. Майя

    Спасибо за качественную статью со ссылками, а не очередную пугалку, котрую можно встретить на других сайтах!

  4. Марина

    Мнение Тийны Орасмяэ-Медер (врача-косметолога с мировым именем, единственного в Европарламенте специалиста по косметической безопасности.) «Парабены – отличный консервант, который крайне редко способен спровоцировать раздражение. Низкой концентрации парабенов достаточно, чтобы препарат сохранялся положенные по уставу EC 36 месяцев. Другое их достоинство – они не вступают во взаимодействие с активными ингредиентами и, следовательно, никак не влияют на эффективность крема. По моему мнению и по мнению многих химиков, ничего сравнимого с парабенами по комбинации этих трех показателей (консервирующие способности, низкая вероятность раздражения и инертность по отношению к другим ингредиентам) нет.
    Почему они, бедняги, стали косметическим жупелом?..
    История такова. В 1998-м году были опубликованы результаты исследования, проведенного на крысах, где говорилось, что определенные парабены – в частности, бутилпарабены и метилпарабены – обладают слабым эстрогеноподобным действием. И было высказано предположение, что они могут влиять на гормоночувствительные рецепторы тканей. И, соответственно, есть опасность спровоцировать развитие гормоночувствительных видов рака. Например, некоторые виды опухолей молочной железы – они как раз гормоночувствительные.
    Через два года маммолог Филиппа Дарбор опубликовала результаты исследования 20 образцов тканей опухоли молочной железы, анализ которых подтвердил наличие в них парабенов. И высказала предположение, что парабены попали в ткани молочной железы в составе дезодорантов — и стали причиной развития рака.
    Никаких доказательств того, что это предположение правильно — и даже доказательств корректности самого исследования! — Филиппа Дарбор впоследствии привести не смогла. У нее почему-то не сохранились данные, были утеряны стекла, на которых она исследовала образцы, и так далее.
    Но тем не менее, с 2000 года мир захлестнула парабеновая паранойя.
    Естественно, тут же были начаты другие исследования тканей молочных желез, пораженных раком. Потому что 20 случаев еще не могут считаться доказательством (минимум нужно 100), и проводить эти исследования нужно в стандартизованных условиях. Таких исследований — с соблюдением всех правил, под неустанным контролем, причем по нормам не косметической, а фармакологической индустрии – было сделано много. Их проводило Американское общество изучения рака, FDA и скандинавское Общество косметической химии. В итоге, в 2008 году было опубликован рапорт, занимающий более 80 страниц, на основе анализа более тысячи независимых исследований и наблюдений. И по результатам этих исследований было заявлено, что использование парабенов во всех видах косметической промышленности опасности не представляет.
    Заодно, кстати, выяснили, что химическая природа парабенов – специфическая. Во-первых, возможная гормональная активность парабена в 100 000 раз меньше, чем активность собственных человеческих гормонов. Во-вторых, когда парабены попадают в организм, они трансформируются, и технически в первозданном виде не могут дойти до рецепторов. В тот момент, когда они до этих рецепторов (допустим) доходят, всякую эстрогеноподобность они уже утрачивают. То есть, даже теоретической возможности того, что в тканях больной молочной железы могли быть обнаружены парабены, нет. Если, конечно, их специально не ввели туда шприцем.
    Но медиа-истерика уже была запущена. Пресса стала писать, что дезодоранты с парабенами вызывают рак груди, а шампуни с парабенами – причина опухоли головного мозга. При этом никто не взял себе за труд уточнить, что парабены содержатся не только в шампунях, но и в сое, фасоли, морковке и клубнике. (И, может быть, к счастью для сои и фасоли, а то они бы тоже попали под раздачу. ) Даже в зеленом чае есть парабены. Конечно, в шампунь и крем кладут синтезированные, а не натуральные парабены – это дешевле. Но сама молекула – та же.
    Так что парабены – классический пример истории «без вины виноватые». Все репрессии были основаны на ошибочном исследовании, результаты которого не подтвердились.
    Сегодня ситуация с парабенами такова. Определены безопасные концентрации – до 1 % (стандартные концентрации в кремах – 0,4 – 0,8). В больших концентрациях парабены могут оказывать легкое раздражающее воздействие на чувствительную кожу. Есть запрет на использование определенного вида парабенов в средствах для детей. И, несмотря на все исследования, подтвердившие их безопасность, комиссией по безопасности косметических продуктов и Сенатом Франции было принято решение о запрете использования парабенов Isopropyl-, Isobutyl-, Pentyl- и Benzylparabenes в косметике, начиная с 2014 года. Полный запрет должен вступить в силу в 2015 году. В заключении упоминается, что многочисленные исследования подтвердили безопасность использования парабенов в разрешенных концентрациях, но комиссия считает, что необходимы дополнительные исследования. И до полного прояснения вопроса объявляет запрет на использование парабенов в косметике.
    Однако – вот парадокс! – этот запрет не коснется лекарственных средств, в том числе подразумевающих постоянный прием.
    Логика здесь для меня совершенно загадочная.
    Понятно, что уже появилось огромное количество средств, не содержащих парабены. И их производителям, конечно, на руку поддерживать миф о вреде парабенов. И также это выгодно производителям новых консервантов. Они, к тому же, дороже (потому хотя бы что не парабены), и можно поставить на баночку клеймо «Парабен фри». Как маркетинговая надпись это работает, конечно.
    Что можно сказать об этих новых консервантах, кроме их цены? То, что мы имеем о них гораздо меньше информации. И они, увы, не безусловно лучше парабенов. Во-первых, многие из них появились недавно, после того, как был введен запрет на тестирование на животных. Поэтому подтверждение их безопасности существует только in vitro, а не in vivo. И данных о генотоксичности, накопительной токсичности и некоторых других получить без тестов на животных невозможно. (Думаю, мы как-нибудь обязательно развенчаем миф «как хорошо, что при исследованиях этого крема ни одна мышка не пострадала».) Во-вторых, мы не можем с уверенностью утверждать, что они действительно стабилизируют препарат на срок 36 месяцев, как требуют законы EC. Нередки ситуации, когда средство, созданное с новым консервантом, теряет стабильность через 1,5 – 2 года, и его приходится отзывать с рынка. Я, в процессе рассмотрения конфликтных ситуаций в качестве эксперта по косметической безопасности той же комиссии EC, часто сталкивалась со случаями возникновения контактного дерматита – и практически всегда это было после использования «органик-парабен-фри» средств. А в-третьих, концентрация консервантов нового поколения в креме, чтобы сохранить его в целости, должна быть несоизмеримо выше, чем концентрация парабенов (0,2 % парабенов достаточно, чтобы сохранить весь объем; новых консервантов иногда требуется 1 — 2 %). И на средства «парабен-фри» аллергические реакции возникают чаще.
    Но маркетологи и производители альтернативных ингредиентов на парабенофобии, конечно, озолотились. И кстати, и ей, этой фобии, мы в том числе обязаны общим ростом цен на косметику. Если помните, в середине 1990-х практически не было кремов дороже 50 долларов. 100 долларов – уже был люксовый люкс. Когда Carita выпустила в 2003-м, если не ошибаюсь, препарат за 300 евро, это казалось сумасшествием. А сейчас на рынке более 50 средств дороже 1000 евро. И — их берут! Страх вызывает покупательскую активность лучше, чем любые научные исследования с графиками и диаграммами. В связи с запретом на использование тех видов парабенов, которые я упомянула выше, с февраля 2015-го, можно ожидать очередного витка роста цен.»


Добавить комментарий Отменить ответ