The Essence of Perfume. Roja Dove. Chapter 6. Ароматная классика. Продолжение

rojadovecoty-1
Дорогие, я очень рада, что первый отрывок из книжки Роже Дава вам понравился. Я понимаю, конечно, что он вряд ли выберется в наши топ-посты и вряд ли сможет конкурировать по числу просмотров с коллекциями Chanel, а по числу комментов — с постами, где мы бьемся насмерть за право использовать фотошоп:)) Но в конце концов, должна же быть в жизни место для нетленки, а?:)) нельзя же все время о сиюминутном? надо же иногда — и о вечном?..

В общем, я продолжаю переводить книжку Роже. В Ялте тем временем солнечно, холодно и соленый воздух иногда похрустывает, как накрахмаленное постельное белье, а в доме у нас горит камин, и все правильно, и все хорошо, и так и надо в рождественские каникулы:) 

Новое столетие

Мир изменялся стремительно, и новое столетие принесло почти невероятные изменения Британии — а Британия, как и вся Европа, задыхалась в тисках моральных норм, столь милых сердцу королевы Виктории. С ее кончиной в 1901-м году в обществе можно было учуять легкое дыхание веселья и оптимизма. Далеко идущие ожидания подпитывались новейшими научными открытиями: первой радиотрансляцией между Британией и Америкой, появлением таксомоторов, исследованиями Пьера и Марии Кьюри в области радиации, учреждением Национального Совета Женщин по борьбе за социальные и политические права и публикацией Альбертом Энштейном первых работ по теории относительности. Все указывало на то, что мир уже никогда не будет прежним.

В 1902 году был выпущен аромат Le Bon Vieux Temps («Старые добрые времена»), который был, вне всякого сомнения, насмешкой над тем поколением, которое цеплялось за прошлое и противилось переменам — в то самое время, когда Houbigant уже готовился к запуску чрезвычайно важного цветочного Parfum L’Ideal.

В то же десятилетие начали работать три парфюмера — Франсуа Коти, Эрнест Далтроф и Жак Герлен.

Все трое были между собой соперники, и каждый был — великий мастер своего дела. Эта творческая конкуренция создала французскую парфюмерию в том виде, в котором мы знаем ее сегодня.

Они раздвигали границы, нарушали правила, заимствовали друг у друга идеи — но лишь затем, чтобы творчески переработать, развить и улучшить их. Они боролись между собой за славу, оригинальность и совершенство, и в итоге навсегда изменили историю парфюмерии.

Это был потрясающий период, период «парфюмерного детства». Парфюмерные дома рождались с той же быстротой, с которой химики совершали открытия в своих лабораториях. Большинство композиций так или иначе топталось на цветочных аккордах, чаще всего очень весомых и плотных. Нужен был Коти с его портрясающим L’eau Origan, чтобы внести в этот оранжерейный стиль легкость и свежесть — и дать новое направление цветочным ароматам. Его центральная тема — игры с разными гвоздиками — была использована Жаком Герленом в его удивительном Apres L’Ondee.

Ароматы были детьми своего времени и отражали его невинность. Им, как и всем в тогдашнем обществе, надлежало знать свое место и быть в определенной степени конформистами — так было принято.

Парфюмерия 1900-1910 отражает взгляды тогдашнего общества на женщину как существо застенчивое, аккуратное и хрупкое, столь же нежное, как и сам цветок. В честь цветов называли женщин, в честь них же давали имена ароматам.

И, кстати, именно в это десятилетие начали кардинально меняться не только запахи, но и их упаковка. Это случилось после разговора Франсуа Коти с его тогдашним соседом Рене Лаликом. Вдохновленный Лалик создал первые специально разработанные для духов флакон, этикетку и коробку, ознаменовав тем самым начало эпохи «концептуальной упаковки парфюмерии».

L’Origan, Coty, 1905 

L’Origan, конечно, был не первой композицией Франсуа Коти — хронологически он последовал за его первым коммерческим контрактом на создание La Rose Jacqueminat. Однако на самом деле именно L’Origan стал первым из сокрушительных хитов Коти  — и запахом, который продемонстрировал масштаб его гения. Не будь L’Origan, на свет никогда бы не появились Apres L’Ondee и L’Heure Bleue Guerlain, Opium Yves Saint Laurent, Oscar de la Renta от Oscar de la Renta, Bal a Versailles от Jean Desprez и Poison Сhristian Dior.

Сегодня невозможно представить себе композицию, в которой не задействованы абсолю (что такое абсолю, можно посмотреть тут. Ya-z-va). Но именно Коти был в числе первых парфюмеров, угадавших возможности, которые сулило открытие абсолю — в то время как большинство их коллег было либо смертельно напугано ими, либо категорических их недооценивало.

Коти же, напротив, просто влюбился в абсолю и принялся экспериментировать,  соединив их с двумя принципиально новыми же базовыми химическими комбинациями, запатентованными Firmenich — Iralia и Dianthene. Так был создан L’Origan.

Сегодня мы не в состоянии даже понять, какую революцию произвела эта композиция, и какое влияние она оказала и на парфюмерную индустрию, и на ее потребителей.

Композиция открывается настоящим взрывом — этот взрыв производят цитрусы и бергамот, чье имя, собственно, и носит аромат. Взрыв обретает глубину, когда вступают нероли. Затем аромат устремляется к своему центру, где доминирует гвоздика, сплетенная с жасмином, розой, фиалкой и иланг-илангом. Иланг-иланг здесь сладкий, кремовый и пряный одновременно, и, кроме того, в нем отчетливо слышна характерная травяная нота.

Гениальность L’Origan — в его цветочном гармоничном многоголосии, сквозь который проступает жаркая пряность. Он теплый, трепещущий, чувственный, мягкий, и изящно закругляется кумарином и ванилью.

L’Origan был совершенно иным, амбициозным, ни на что не похожим ароматом, в который люди влюблялись безоговорочно. И в результате именно он обеспечил Франсуа Коти пожизненное материальное благополучие и долгоиграющую в веках славу.




Яна Зубцова, она же - блогер Ya-z-va и бьюти-директор Allure Russia. В прошлом - бьюти-директор Harper's Bazaar, редактор культуры Vogue Russia и зам.главного редактора журнала SNC, куратор бьюти-раздела. В прошлом и настоящем - человек, искренне верящий, что у бьюти-индустрии должны быть независимые критики. Они оздоравливают процесс.



14 комментариев

Добавить
  1. Rina

    Все Яна, второй частью вы меня добили! Просто очень интересно! Пошла заказывать книжку в библиотеке! )))

  2. ЭЛЕН

    Яна! С каким же удовольствием, я прочла еще одну часть Вашего перевода книги. А потом перешла по ссылке и прочла «Вести с полей». Я просто оторвалась немного от реальности и забылась….Спасибо за такие минуты!!!

  3. kroshka_s0kolova

    Ооооо!!! Мы сейчас в одной стране!!! :)))

  4. Екатерина

    Сразу захотелось почувствовать звучание этого гениального аромата на своей коже. Существует ли что-то похожее сейчас, есть ли аналог? Ещё мне было полезно узнать, что абсолю стал впервые интенсивно задействовать в создании ароматов, именно Франсуа Коти. Потому что я всегда была уверена в том, что этот ингредиент использовался в благовониях ещё со времён Царицы Клеопатры. Интересно, что парфюмерная революция произошла практически в то же время, когда многие станы мира также тяготели идеей радикальных изменений в устоях общества. Воистину это «дух перемен» тех неспокойных десятилетий. С нетерпением жду новых парфюмерных историй.

    • Ya-z-va

      как мне кажется, абсолю было технически невозможно извлечь из аромата до начала технической революции, клеопатра мазалась, бедняжка, непойми чем))) а то что ароматы отражают время — это точно. и очень интересно))


Добавить комментарий Отменить ответ