7 неудобных вопросов о растительной косметике

jardin_du_monde_madirobe_1
Какой смысл взращивать в райских кущах чудодейственные лютики, если все молекулы можно синтезировать в лаборатории? Зачем в XXI веке использовать в косметике натуральные растительные ингредиенты?
На эти и другие неудобные вопросы Яне З. отвечает Жан-Пьер Николя, антрополог, этноботаник, основатель ассоциации Jardins du Monde. Одно из его постоянных занятий — поиск новых растений, которые потом будут использованы в кремах и сыворотках Clarins. 

С этой целью Жан-Пьер Николя ездит по миру. По полгода живет то на Мадагаскаре, то в Буркина-Фасо, то в Гватемале. Пиджаки не носит — в основном, ковбойские клетчатые рубашки. Интервью почти не дает — не очень это дело любит.

Этими тремя обстоятельствами (особенно ковбойскими рубашками:) он сразу мне понравился. Но я все-таки решила, конечно, повредничать.

madagascar-02_13-308af9e

Ya-z-va: — Все по-настоящему эффективные средства немыслимы без химических ингредиентов. Та же гиалуроновая кислота не встречается в пестиках и тычинках. Мне иногда кажется, что все эти розочки-лепестки-волшебные-экстракты-чудесных-лилий добавляются в состав кремов исключительно для красоты. Ну, чтобы журналистам было, о чем писать. Что скажете?

Жан-Пьер Николя: — Без химии создать эффективное средство действительно сложно. Иногда — если мы говорим, например, об очищении — возможно, в каких-то случаях — если говорим про «тяжелый анти-эйдж» — нет. Но в Clarins обычно пытаются максимально сократить количество химических составляющих и заменить их растительными.

Ya-z-va: — Угу, я знаю. Но вот это-то мне и непонятно. Зачем, собственно говоря?..

Жан-Пьер Николя: — У растительных компонентов есть ценное качество, которым не всегда могут похвастаться синтезированные молекулы: они могут работать в синергии, взаимодействовать, и вместе, в совокупности, давать мощный эффект, превосходящий тот, на который способен один химический ингредиент. Химические ингредиенты часто тянут одеяло на себя, они неохотно работают в команде. Так что считать, что все «натуральное» заведомо слабее всего «химического» — неправильно. И, кстати, экстракт алоэ, мальва, каланхоэ не менее эффективны для увлажнения, чем гиалуроновая кислота. Но, помимо увлажнения, они имеют еще и защитные свойства. Это и есть синергия.


Некоторые средства Clarins, которые не вышли бы без участия Жана-Пьера Николя:

Я не верю в «редчайшие, эксклюзивные, обладающие сверхэффективностью» растения. Редкость — не залог эффективности.

Ya-z-va: — Растениями люди лечились «с времен очаковских и покоренья Крыма»: огурцами мазали лицо, подорожник прикладывали к ранам. Свойства трав и растений, по-моему, давно изучены. Что там еще изучать-то?

Жан-Пьер Николя: — Вы не поверите, насколько мало мы о них знаем. С научной точки зрения их начали изучать только в XIX веке. И делали это, используя оборудование того же века. А лаборатории тогда и сегодня относятся друг к другу примерно как телега к реактивному самолету. Раньше брали экстракт, извлекали из него одну очевидную молекулу, остальные оставались не у дел. Сейчас можно взять экстракт и получить его полный химический профиль, разложить на молекулы, выбрать интересные, отфильтровать и добиться, чтобы в креме они присутствовали в максимальной концентрации. Экстракт может быть очень легкий и сам по себе не оказывать серьезного эффекта. Но теперь его можно оптимизировать. Это кропотливое занятие: вычленить рабочую молекулу и довести ее эффективность до максимума. На это может уйти год, а то и два. Но благодаря этому подорожник в креме работает в разы лучше, чем подорожник, сорванный в саду. Он просто работает как сто подорожников. И это подорожник, который, казалось бы, изучен вдоль и поперек. А ведь постоянно обнаруживаются новые, которые для ухода за кожей не использовали никогда. Например, на Мадагаскаре я обнаружил харунгану…

Ya-z-va: — Мадагаскарскую, надо полагать?:) 

Жан-Пьер Николя Мадагаскар

Жан-Пьер Николя: — Именно. Харунгана Мадагаскарская. Замечательная. Местные жители не задаются вопросом, как она может помочь в уходе за кожей. Они вообще борьбой с морщинами не очень увлекаются. Они используют листья харунганы для заживления ран. «Противовоспалительное? — подумал я. — Отлично, в лаборатории выяснят, распространяется ли тот же эффект на кожу».  Когда местные жители используют какое-то растение — это знак, что к нему стоит присмотреться. А если одним и тем же растением исцеляют раны и на Мадагаскаре, и в Центральной Америке, и в Африке, я почти уверен, что в нем что-то есть. Вот, например, подорожник, ромашка, тысячелистник, которые изначально произрастали в России, а их используют в даже в США. Не зря же их туда притащили, думаю я?..

Ya-z-va: — То есть, мне можно начинать верить в сказки Guerlain про экзотическую орхидею, которую они, бедную, терзают уже на протяжении 50 лет, и сказкам Dior про розы, которые произрастали на родине Кристиана Диора, и поэтому теперь омолодят нас всех? Это, значит, не красивый маркетинг, а «более глубокое изучение» роз и орхидей, подобно тому, что вы проводите в Clarins?

Жан-Пьер Николя: — Ну, если честно, я не знаю, что они там делают со своими орхидеями и розами, может, действительно их как-то препарируют и находят новые качества. Я знаю, как мы работаем в Clarins. Я знаю, что если мы нашли какое-то растение на Мадагаскаре, но оно во время лабораторных исследований не подтвердило свои чудо-свойства, мы его отбрасываем. Оставляем только те, которые доказали, на что способны. Масло карите, например, оставили. В нем нет ничего уникального, его везде используют, но тут вопрос в качестве. Для базы это отличная основа. Мне вообще нравится, что в Clarins не гонятся за открытием редчайших растений, чтобы потом красиво ввернуть эту фразу в пресс-релиз и сотворить сенсацию. Мне нравится, что тут обращают внимание на простые растения. Например зеленый банан. Вроде банальщина. Но мы вычислили в нем ингредиент, обладающий свойствами, которых нет у других — для повышения упругости кожи. А местные жители использовали его для лечения заболеваний желудка.


Некоторые средства Clarins, которые бы не вышли без участия Жана-Пьера Николя:


Ya-z-va: — А как вообще все это выглядит? Вы сначала читаете что-то про растение на Мадагаскаре, потом отправляетесь на Мадагаскар, срываете там три веточки зеленого банана, и отправляете его на изучение в Париж, и в Clarins говорят — окей, прекрасный банан, годится в дело? 

 

Жан-Пьер Николя: — Я 25 лет возглавляю организацию Jardins du Monde. Нас обычно приглашают страны, у которых нет доступа к современной медицине. Мы не можем привезти им лекарства, это слишком дорого. Но у них растут растения, которые люди там веками используют для лечения, ничего про них не зная, просто «наощупь», потому что так их отцы делали, и деды, и прадеды. Мы составляем список этих растений и исследуем их, изучаем все, что про них написано, составляем книгу для местных врачей: вот есть действительно полезные растения, их следует использовать, а есть ядовитые, их, наоборот, не следует. Но большую часть составляют растения, про которые не написано вообще ничего. Нигде. И я начинаю их изучать сам, попутно прикидывая, можно ли их использовать в косметологии. Но у Calrins есть четкие правила. Главное — не навреди. Не навреди природе и ее разнообразию. Мы никогда не — или крайне редко — берем корни растений (имбирь — исключение). Стараемся не использовать кору (кроме березы, потому что ее много). Мы стараемся использовать листья и другие части, которые восстанавливаются. И — не навреди людям: это растение должно быть легко выращивать. Ведь если в лаборатории выяснится, что этот экстракт действительно обладает какими-то крутыми свойствами, нам понадобятся тонны листьев или цветов.

Ya-z-va: — А почему бы просто не синтезировать молекулы какого-то крутого экстракта? Тогда эту клетку можно клонировать до бесконечности, как те же швейцарские яблони?

Жан-Пьер Николя Clarins

Жан-Пьер Николя: — Иногда — да. Водную лилию культивировать — ок, можно, и мы это делаем. Выделяем наиболее эффективную молекулу и стараемся ее довести до максимума. Но ставить это на поток в Clarins не хотят. Тут есть два момента. Первый — этический. Если мы берем растение, которое обитало в какой-то стране, и люди его использовали веками, то нам важно позволить этим людям участвовать в процессе производства и получения прибыли. Понимаю, звучит романтично, и вы можете усомниться, но это так. Второй — прагматический. Я не верю в «редчайшие, эксклюзивные, обладающие сверхэффективностью» растения. Редкость — не гарантия эффективности. Эффективно то, что используется многими. Остальное — по моему опыту — погоня за сенсациями. Это имеет право на существование, но я как ученый не хочу в этом участвовать.


Некоторые средства Clarins, которые не вышли бы без активного участия Жана-Пьера Николя:

 

 




Яна Зубцова, она же - блогер Ya-z-va и бьюти-директор Allure Russia. В прошлом - бьюти-директор Harper's Bazaar, редактор культуры Vogue Russia и зам.главного редактора журнала SNC, куратор бьюти-раздела. В прошлом и настоящем - человек, искренне верящий, что у бьюти-индустрии должны быть независимые критики. Они оздоравливают процесс.



27 комментариев

Добавить
  1. Марина

    Огромное спасибо, за очередное великолепное интервью, с не менее великолепным человеком. Вот уже больше 15 лет я пользуюсь Clarins, для меня это идеальный уход (именно уход) который никогда не разочаровывает. Еще разок спасибо ))))

  2. Светлана

    Спасибо, очень познавательно! интересная профессия у человека.
    а теперь вопрос — в каком месте ударение в слове Харунгана? я серьезно))

    • Ya-z-va

      честно — не знаю) сама гуглила, что за зверь, поняла, что используют в медицине, что это растение, дерево, а где ударение — не поняла

  3. даша

    «Будущее за химией!»-«Ты лучше о настоящем подумай» фраза известного фильма. как ни крути все эти пестики тычинки это для Мадагаскара, а когда на улице минус 30 то никакими отварами лицо не спасешь. жаль не было вопроса про то что в составе все эти растения обычно на последних местах и дают ли они эффект в такой концентрации

    • Ya-z-va

      Ответ на этот вопрос мне очевиден, поэтому я его не задавала: в составах не всегда имеет значение количество, какие-то вещества работают лучше и качественнее, если их 3%, а не 10%, и в средства их кладут в максимально эффективной концентрации, а не для того, чтобы сразить наше воображение наповал) Ну и если уж об этом, то масло ши/каритэ и другие базовые масла как раз и защищают в мороз. А чем таким химическим вы хотите закутаться?)))

  4. Марина

    Если память мне не изменяет, и я ничего не путаю, на Мадагаскаре это звучит как харунгАна

  5. Марина

    И если мне опять же не изменяет память, эту харунгану я встречала у Шанель, в линейке Сублимаж? Или нет?

  6. Inna

    Какой интересный человек и какая интересная позиция о массовости и полезности растений! Мне внезапно приятно читать, что люди не изобретают велосипед и не ищут червону руту)

  7. Алина

    Очень актуальное интервью, спасибо! Вот как раз думала-размышляла, перейти ли в уходе на растительные составы и органику, в частности на веледу, купила уже 2 средства, от одного в восторге. Буду теперь смело докупать полный комплект))

    • Ya-z-va

      Я не возьмусь утверждать, что растительные средства — все в целом — всегда лучше нерастительных — всех в целом. не возьмусь также утверждать, что вся веледа лучше всей «химии». Хотя веледу люблю нежно и многие средства этой марки в фаворитах. Это интервью — мнение одного человека, очень продвинутого. грамотного и увлеченного, тем и ценно)

      • Анна

        Спасибо за очень интересное интервью. Яна, а подскажите пожалуйста, какие продукты веледы у вас в фаворе? Как раз присматриваюсь к марке, что в первую очередь стоит попробовать?

  8. Evgesha

    Про Герлен и Диор — зачет!

    Этноботаника конечно вызывает уважение, настолько узкопрофильная вещь. И ее надо правда любить, чтоб вот так по лесам и степям в сапогах. Успехов этому дядечке, жаль что интервью короткое.

  9. bingom

    При том, что марку я знаю и люблю. И в ней есть немало средств, точных аналогов по действию которым я не нашла. Меня в очередной раз поражает целостный и продуманный подход. Раньше я пела оды их подробно описанным в инструкции к каждому средству техникам нанесения (и они действительно работают в синергии, если говорить об уходовой косметике). После вашего интервью я в очередной раз поразилась цельности и продуманности подхода к ингредиентам и тому, как их добывать. Не просто эко-шмеко-органик-веган-фейртрейд. Это все по отдельности и в различных сочетаниях декларируется и эксплуатируется многими марками с претензией на этичность. А вот чтобы все вместе. Меня расстрогало до глубины души вот это: дать возможность людям, не имеющим доступа к медицине, не просто скинув контейнер-другой гум.помощи и медикаментов (и как это часто бывает — поставить тем самым этих людей в полную зависимость от гуманитарки), но научить их рациональному ресурсопользованию того, что у них итак есть под рукой. Это бесценно, на самом деле. Мы в наш век изобилия и бескрайних возможностей и то не умеем так, а эти люди — будут уметь. В один ряд с этим можно поставить разве что косметику Dr.Haushka, которые и над гармонией для пользователей работают, и принципы гармтничного земледелия при этом проповедуют и используют.

    Спасибо за интервью.

  10. Владлена

    Хм, почему никто не едет к нам в Подмосковье изучать, скажем, подорожник?

  11. leolion

    Пфффф….сейчас будет как обычно, все пчелы прилетали с медом, а одна, маленькая и вредная, с дегтем (с):))
    Хотя по многим пунктам я совершенно согласна, что касается редчайших чудо-растений и необходимости социально и экологически сбалансированной добычи растительных экстрактов, и компанию как клиент я люблю (кроме декоративки — ее совсем не), но.

    От синтетических соединений можно добиться точно такой же синергии, если использовать их в правильных соотношениях и сочетаниях. Это не так просто, зато, когда это сделано в колбе, это абсолютно прогнозируемо. Растения это же и делают, это тоже химическая фабрика, кроме стереозомерии, ничем от колбы не отличающаяся.
    Но, в растительных экстрактах компонентов таки много, то уследить за экстрактом очень трудно, и именно по этой причине у чувствительных людей, у аллергиков, растительная косметика вызывает много проблем. Синергия-то, она не только положительная бывает с точки зрения воздействия на человека, это всего лишь взаимное усиление свойств химических соединений.
    Ну, и тут, в общем-то, надо бы определиться. Или вы выделяете одну «наиболее эффективную молекулу», или вы про синергию. Если одну, то вы все остальное делаете в колбе, и дальше про растительные синергии можно не рассуждать.
    Если уж быть совсем немилосердной, то в среднем точно более половины состава средств компании не имеет растительного происхождения, «это я, тебе, голуба, говорю как краевед» (с) _ т.е. просто глядя на этикетки тех банок, что у меня под рукой прямо сейчас.
    Это и есть честное «максимальное » (т.е. максимально возможное для эффективной работы) сокращение «химического».

    И да, я категорически против того, чтобы вместо слова «синтетический» использовали слово «химический». Это создает невольный психологический барьер между химией и потребителем, что вредит в первую очередь потребителю же и создает почву для спекуляций на его вот так подспудно выращенном убеждении в том, что химия это что-то плохое. Я не Clarins имею в виду, но охотников и без них достаточно.

    Но вообще и в целом интервью хорошее=))

  12. Aniline Toxic

    Третий кадр в статье, с женщиной и двумя детьми, — просто шедевр композиции!! :)) и интервью тоже очень интересное 🙂

  13. macsie

    Понравилось, что не гонятся за сенсационными растениями, цветущими только в полночь на 20 апреля на ледниках где-нибудь в Андах. Clarins люблю за работающие средства за вменяемые деньги (та же орхидея империаль Герлен стоит в 10 раз дороже), подсадила на них маму и золовку, все возрастные категории довольны:)
    А за Double Serum — отдельное спасибо, Жан-Пьер!!:)

  14. marussia

    Невероятный человек! Спасибо за знакомство с ним. Так приятно осознавать, что ещё не перевелись такие энтузиасты, люди вдохновленные природой, с такими высокими идеями и принципами! Спасибо!

  15. Юлия

    Все как-то расплывчато. Красиво поет, интервью «вкусное», но тема не раскрыта. Все вокруг да около, ничего конкретного, никаких примеров, никаких конкретных доводов.

  16. Нэля

    Жаль мне не подошла их серия гидраквенч голубая, мама дарила и эти крема мне реально все поры забили, при том, что я к этому вообще не склонна, даже от нивеи такого не было. По ощущениям- силикон на силиконе, можно просто тогда бутылку его купить в аптеке и мазаться.

  17. Сойка

    Я в 20 лет очень резко ушла из одной популярной офисной сферы в ботанику (временно, но глубоко))), получила образование. С первого дня меня как будто переселили в другой мир, потому что я узнала, как много всего мы не знаем про растения. Нам кажется, что школьная ботаника — это максимум, ну что еще можно знать о растении, а на самом деле там такие невероятные знания, и да, они до сих пор открываются. Поэтому я уже привыкла к вопросам от новых знакомых, что же такого интересного есть в ботанике (ответ-то у меня — всё))).

    По поводу того, зачем нужны открытия новых растений: с нуля новые молекулы сложно изобретать. Эффективнее найти новые связи в природе и уже потом их синтезировать в лаборатории. Собственно, как все в этой жизни и делается, копируя природу. У ученых, как у художников, часто действует закон «кради у природы». Именно поэтому сначала едут в экспедиции искать редкие растения, потом изучают их свойства и смотрят, могут ли они быть полезны, а дальше дело за инновациями лаборантов.


Добавить комментарий Отменить ответ