Эдди Роски, Le Labo: «Большинство никогда не бывает правым»

Le-Labo-Eddie
  • Всякое обещание хорошо тем, что когда-нибудь выполняется. Это я к тому, что — вот он, долгожданный трофей из моей поездки в Париж в декабре. Первым, как заказывали — интервью с Эдди Роски, одним из создателей бренда Le Labo. (Ароматы Le Labo появятся в Москве вот-вот. Продаваться будет пока только в ГУМе. Сейчас к нам едет мебель для корнера. Ждем, волнуемся, верим:)Интервью неожиданно вышло не столько парфюмерным, сколько — философским. Тем и интересно, как мне кажется. Ну и пара скандальных парф-разоблачений и неожиданных откровений между строк тоже имеется, как мы любим:)— Когда вы начинали Le Labo, от чего вы отталкивались? Вам хотелось просто начать свое дело, и вы начали его в той области, которую знали лучше? Вам надоели коммерческие ароматы, которыми вам приходилось заниматься? И вообще, почему ароматы? Это не самый простой бизнес в бьюти-индустрии. Макияж делать и продавать гораздо проще, производство не стоит почти ничего, новая помада нужна всегда. Скажите, вы с Фабрисом (второй соавтор бренда. Ya-z-va. ) такие романтики, что ли? Поэты от бьюти-индустрии?

  • — Вы сами назвали причину. Нам на самом деле стало скучно. Мы с Фабрисом долго проработали в маркетинге Giorgio Armani Fragrances в L’Oreal. И оба делали вещи, которыми ни он, ни я, на самом деле, не могли гордиться. Миллион маркетинговых исследований, тьма людей вовлечена в процесс… Если ты хочешь создать что-то настоящее, и спросишь мнение у двадцати людей — это в итоге приведет к тому, что ты ничего не создашь. Хороший аромат не создашь точно. Сколько людей — столько и мнений, маркетинговый отдел, цифры, графики продаж, планы…  Ароматы могут создаваться, если ими занимается один, ну два человека, у которых в голове есть четкое понимание того, чем они заняты. Если таких людей 20 — это уже не аромат, это компот. И нам стало скучно. Мы взрослели, время шло, мы занимались… эээ… чем-то совершенно неинтересным, хотя и неплохо оплачиваемым. И в конце концов, спросили друг друга: «Парень, это то, что ты действительно хочешь делать до конца своей жизни?..» Оба ответили отрицательно — и решили заняться тем, что нас действительно вставляет.
  • — Как вы определились к концепцией? Откуда возникла эта идея — создавать конечный аромат на глазах у покупателя? И почему у флаконов такие подчеркнуто демократичные картонные коробки вроде тех, в которых продается мебель в IKEA, только поменьше размером?
    — Ну,  нам обоим нравилось, когда можно было попасть на бэкстейдж. Оказаться на бэкстейдже во время фэшн-шоу — это, может быть, даже лучше, чем получить приглашение в первый ряд. И мы подумали, что если дать людям возможность заглянуть в парфюмерный бэкстейдж — делать что-то на их глазах — то это может быть интересно.  Это как покупать вино — одно дело в супермаркете, другое дело — в шато в Бордо или в Эльзасе. И мы решили сделать что-то вроде парфюмерного шато. Это была исходная идея. Но, понятное дело, что как бы ни была хороша закулисная тусовка, шоу провалится, если продукт будет не слишком хорош. И мы решили, что будем делать только очень крутые ароматы. Что обратимся к самым лучшим парфюмерам. Не будем загонять их ни в какие финансовые рамки. И потом все сложилось воедино — если мы делаем лабораторию, то называем бренд Le Labo, и выглядеть все это должно как настоящая лаборатория. Ну и коробки, да — часть концепта. На них, как в лаборатории, пишется, между прочим, ваше имя, когда вы покупаете аромат. Но как вы думаете, они не слишком… эээ… концептуальные для России? В России, я знаю, все любят что-то нарядное, а у нас — картон.

    — Думаю, что многие у нас тоже подустали от нарядности уже. Но  перед покупателем, насколько я понимаю, вы смешиваете всего три компонента — концентрат аромата, воду и алкоголь. Это не то чтобы создание духов, скорее, игра в создание духов. А в России, наверное, и это будет невозможно — у нас по закону это вроде как запрещено. 

    — Да, в Россию будут приходить уже готовые. Но все равно «свежесделанные».  Идея тут такова, что вообще-то ароматы не слишком хорошо выдерживают испытание временем. Для того, чтобы они его выдержали, нужно соблюдать массу условий хранения — это, опять-таки, как с вином. И когда вы покупаете аромат, вы не можете быть уверены, что он абсолютно свежий. Воздух, свет, температура — все это имеет значение. Не для всех ароматов возраст губителен, но для некоторых — губителен. Например, цитрусовые плохо переносят возраст. И особенно сильно алкоголь и вода сказываются на верхних нотах. Поэтому мы обещаем, что будем тщательно следить за свежестью.

    — Ходят какие-то легенды, что Le Labo — любимый бренд Кирстен Данст. Можете рассказать, что это за история? Для нишевой парфюмерии так нетипично «приобретать» себе звезду…

    — А, да, Кирстен. Но мы ее «приобрели» очень своеобразно. Они снимали в Париже «Марию Антуанетту», и Кирстен с Фабрисом совершенно удивительным образом встретились тут в каком-то клубе. У Фабриса была такая дурацкая бейсболка с надписью I like NY, ну, он действительно его любит. И агент Кирстен Данст обратил внимание на эту бейсболку и спросил: «О! Вы американец?» Фабрис сказал: «Нет, я француз, я просто живу в Нью-Йорке.» Ну, они стали болтать. А Фабрис — он, конечно, уникальный персонаж, но он не узнал Кирстен. Он ей сказал: «Мне кажется, я вас где-то видел… Вы чем занимаетесь?» — «Ну, я… эээ… актриса». — «А, да? Как интересно… А в каких фильмах вы снимались?»… Она говорит: «Ну, например, в «Человек-паук». Он говорит: «А, да? Любопытно. Но я его не видел…» Ну, в общем, вел себя в своем стиле. Они начали говорить о Марии Антуанетте, и тут он разошелся, стал перечислять, как она любила белые розы и туберозы. Он просто недавно прочитал как раз книжку об этом и мечтал с кем-то поделиться полученной информацией. Кирстен заинтересовалась, и он ей предложил: «А знаешь, мы тут как раз затеваем бизнес, связанный с парфюмерией. И только что закончили аромат туберозы. Хочешь, пришлем тебе в отель?» Это не был рекламный прием, абсолютно. Это был просто милый треп в баре. Ну, и послал. А через полтора года она пришла в наш бутик в Нью-Йорк, типа: «Привет, я Кирстен Данст, у вас есть еще этот аромат, Tuberose?» Такая вот история…

     -У вас только одна такая поразительная история? Или еще какие-то припасены?..

    — Одна. Но знаете, она на самом деле не такая уж поразительная. Если вы делаете что-то, что на самом деле любите, вы, конечно, можете ошибаться и все такое, но если вы продолжаете делать и верите — вот такие маленькие невероятности, они случаются. И вы в конце концов придете к успеху.

    Кстати, об успехе. Когда вы начинали, вы брали какие-то кредиты? Приглашали инвесторов? Или, может быть, вы дети олигархов?.. В общем, откуда деньги?: 

    — Нет, увы, мы не дети олигархов. И мы не приглашали инвесторов. Инвесторы, вы знаете, они такие ребята, рано или поздно они говорят: «Мы дали вам деньги, а теперь мы дадим вам еще и кучу советов, что и как делать.» А мы как-то этого не очень хотели. Инвесторы наверняка потребовали бы от нас бизнес-план… маркетинговые исследования… Марию-Антуанетту на рекламный имидж…  И зачем делать Tuberose только для Нью-Йорка… это слишком маленький рынок, давайте расширим дистрибуцию… бла бла бла… (Tuberose входит в число тех ароматов Le Labo, которые продаются только в одном городе мира. Это — так называемая коллекция City Exclusive. Ya-z-va) И началась бы опять та же скука, от которой мы устали. В общем, мы все сделали на свой страх и риск. Потому что если есть на свете настоящая роскошь — то это, конечно, свобода.

    — А у вас есть бизнес-план? Ну, хотя бы для самих себя? Какие-то гайдлайны? Планы по развитию?..

    — Нет, нет. Мы не очень даже знаем, какой аромат будем запускать в будущем году. Что-то зреет, но мы не торопим парфюмеров, они сами дадут нам знать, когда все будет готово.

    — А сколько, кстати, у вас сейчас ароматов? 

    — Вместе с линией City Exclusive — девятнадцать. Мы не стараемся каждый год выпускать по аромату, чтобы создавать информационные поводы, нам не то чтобы надо каждый месяц видеть наш флакон на страницах журналов. Это ма-а-аленький бизнес, он может подчиняться просто нашей воле, а не перспективному планированию. Мы запускаем новый парфюм только тогда, когда на сто процентов уверены, что он готов. Если посчитать, то в среднем это получается, что у нас новый парфюм выходит раз в три года. Любой инвестор давно бы сказал, что мы сумасшедшие. Все нормальные бренды выпускают обязательно по одному аромату в год как минимум… Но мне как-то сомнительно, что можно раз в год, как по часам, производить что-то по-настоящему крутое. Что-то по-настоящему крутое — оно не рождается по часам. Оно рождается случайно, или по любви, или… В общем, сложно сказать, почему оно рождается.

    — А сколько времени у вас уходит на один аромат? 

    — Это тоже непредсказуемо. Иногда он может «шлифоваться» по несколько месяцев, почти год.

    — Ни вы, ни Фабрис — не парфюмеры. Как вы начинаете работать? Что появляется сначала? Запах? Мысль? 

    — Идея, история. Например, Rose 31… Мы хотели аромат, такой, чтобы все думали, что он для женщин, но на самом деле он был бы вполне унисекс. Мы взяли главный символ женщины — розу. И заставили ее звучать так, чтобы мужчины могли ее носить.

     -Вы пошли по восточному пути — на востоке наоборот считается, что розовые ароматы — преррогатива мужских духов. 

    Ну да, а когда-то это был королевский цветок, и вообще ароматы с розами могли носить только короли… В общем, сделать современный аромат с розой, но «унисекс» — это была основная идея, с ней мы пришли к парфюмеру и начали эту розу «обустраивать»… Кажется, на это ушло года полтора. Иногда все начинается с ингредиента. Например, с ароматом Oud так было. Мы его делали тоже долго. Началось с того, что я приехал на Ближний Восток, попробовал, как пахнет этот уд в оригинале и сказал: «Вау!».. И потом у нас стало навязчивой идеей сделать уд, который в Европе будет звучать так же, как на Востоке.

    — А как вы понимаете, что аромат готов, что он получился, если ни вы, ни Фабрис — не парфюмеры? 

    — Научиться разбираться в ароматах мне давно пришлось. До того, как я начал работать в L’Oreal, я еще проработал энное количество времени в компании Firmenich, года четыре сидел на парфюмерных тренингах и вообще общался с парфюмерами. С ними, надо сказать, не то чтобы всегда бывает просто общаться. Если вы придете к парфюмеру и скажете: «Я хочу аромат», он скажет «Окей, и что?..» А если вы скажете: «Я хочу хороший аромат», он скажет: «Слушай, парень, я тут с тобой теряю время…» Потому что — что значит «хороший аромат»?.. Чтобы с ними разговаривать, ты должен знать их язык, ты должен знать, как пахнут ингредиенты, ты должен знать, как управлять всем этим процессом. И тут мы, в общем, с Фабрисом неплохи совсем. Когда мы делаем аромат, мы общаемся с парфюмерами очень тесно, с глазу на глаз, постоянно… Это как архитектор — и строители, понимаете? Архитектор не знает деталей, как построить дом. Но он видит этот дом целиком.  И разговаривает с инженерами.

    — Считаете, сам парфюмер не может быть архитектором? Он всегда — инженер? 

    — Существует два вида парфюмеров. Одни из них — архитекторы, другие — именно инженеры. Они прекрасно знают ингредиенты, но им нужен предварительный макет, чтобы они понимали, что строить. Великие парфюмеры, конечно, являются и архитекторами, и инженерами одновременно.

    -А почему вы работаете с разными парфюмерами, а не с каким-то одним? Не можете найти самого лучшего? Или не хотите, чтобы все ароматы имели между собой нечто общее? 

    — Второе. Ну, знаете, как режиссеры — некоторые работают с одними и теми же актерами, а некоторые специально меняют актеров, чтобы не снимать все время одно и то же кино. У парфюмеров, как и у актеров, есть чаще всего свое амплуа. Очень много актеров, но очень мало из них таких, как Мерил Стрип, которая может вытянуть и комедию, и драму. Это нормально. Вот, например, замечательный парфюмер — Жан Клод Эллена, он работает для Hermes, и во всех ароматах Hermes есть его signature. Это и хорошо, это же и плохо. В зависимости от того, что хочет бренд. Для Hermes важен этот логотип. Для нас — наоборот. И художники так же: кто-то рисует пейзажи, кто-то рисует портреты… кто-то абстракцию. Мы выбираем парфюмера, который нам лучше нарисует на этот раз. И эта свобода нам тоже нравится. Потому что главная цель у нас — это получить не signature парфюм, а — самый лучший парфюм. Ну, вот мы каждый раз выбираем: самые лучшие ингредиенты и самого лучшего парфюмера, который решит этот аромат самым лучшим способом.

    — А скажите мне правду, Эдди. Этот бизнес… он очень красивый и очень… эээ… обманчивый. Ну вот например, возьмем две разные розы. Или два разных ветивера. Или два разных уда. Нанесем на блоттеры. Закроем глаза. Понюхаем. А в это время нам кто-нибудь… Ну, например, вы, Эдди. Или журнал Vogue. Или еще какой-нибудь авторитетный орган, или парфюмерный критик, скажет, что вот первый ветивер — он дико крутой, самый дорогой, самый лучший, а второй — так себе, то человек, который не знает, как звучит ветивер, тут же вам поверит… А так уж много людей знает, как звучит ветивер? Не говоря уже о том, что у всех людей свое собственное обоняние и свое собственное настроение…

     — О кей, я скажу вам правду. Хороший аромат — не обязательно очень дорогой аромат. Хороший аромат — это тот, в который можно влюбиться. И который действительно способен сделать жизнь более яркой и прекрасной.

    — Хм. Но столько рекламы уговаривают нас влюбиться в… ну, скажем так, не в очень хорошие ароматы. И люди влюбляются. И что теперь, прикажете считать их хорошими?...

    — Да. Если миллион девушек готовы носить и носят с радостью этот аромат, и он делает их счастливыми, или, скажем, более уверенными в себе — значит, это хороший аромат. Он, может быть, не будет хорош для меня. Или для вас. Но сам по себе он хорош. И я не готов критиковать тех, кто любит и носит эти ароматы. Мы просто не адресуемся к этим людям. Точнее, мы адресуемся не к ним. Мы адресуемся к тем, у кого хорошо развит навык креативности, к эстетам, которым интересно понимать ингредиенты, к тем, кто как раз не хочет быть, как все. Есть люди, которые счастливы, когда они «как все». Есть люди, которые чувствуют себя самыми несчастными, когда они «как все». И эти люди никогда не будут покупать те ароматы, реклама которых висит на каждом столбе. Они будут искать что-то другое. Та же история с искусством, с кино, с книгами, с вином. Одни смотрят, читают и пьют то, что продается в супермаркете. Другие никогда не покупают те книги, которые продаются в супермаркетах. И даже за вином поедут в бутик. В общем, мы делаем ароматы для требовательных людей, для эстетов. Мы сами эстеты. И, кстати, о цене. Если продолжать сравнение с вином. Некоторые — многие! — ничего не понимают в вине. Они покупают вино за 400 долларов, потому что полагают, что цена гарантирует, что это хорошее вино. А те, кто понимает — они, может быть, купят бутылку за 50 долларов, но зато это будет действительно хорошее вино…

    -А как это соотносится с ценой на ароматы, кстати? Дорогие ингредиенты ведь действительно гарантируют часто хороший результат? 

    — Да, но это не единственное условие. Когда ты работаешь с парфюмером и даешь ему свободу выбирать из тясячи ингредиентов, он вовсе не обязательно выберет самые дорогие. Он, если хороший парфюмер, выберет самые правильные. Конечно, если не ограничивать его, как это часто делают большие концерны: «Выбирай из тех, что не стоят более 10 долларов за килограмм!» Находясь в таких рамках, парфюмер решает: окей, я возьму воду. Ну может, немного бергамота.» Ну и… мы получаем то, что получаем. Если я того же парфюмера прошу создать аромат с розой, но унисекс, и не лимитирую его в расходах, и он может брать грасскую розу, и самый правильный бергамот из центральной части Италии, и еще какие-то ингредиенты… То все это в конечном счете отразится на том, как аромат будет раскрываться, как долго он будет звучать, как по-разному носиться разными людьми. Цена будет выше, конечно. Но она все равно не будет заоблачной.

    — А как вы относитесь к уверениям некоторых марок, что они используют «только натуральные ингредиенты»? 

    — С пониманием 🙂 надо же им в чем-то уверять людей. Мало кто понимает, что есть ситнтетические, но очень качественные и дорогие ингредиенты, и есть натуральные, но очень дешевые и плоские.

    — Ну, а если в итоге парфюмер создаст вам аромат, который должен будет стоить… 500 евро? 1000 евро?.. Ведь Le Labo все-таки не стоит таких денег обычно! Что вы сделаете?  

    — Посмотрю на формулу.

    — Вы умеете читать формулы ароматов? 

    — Конечно. Я должен уметь это делать. И я прекрасно знаю, в каких случаях цена оправданна, а в каких — нет. Например, можно взять очень дорогую ваниль. А можно не очень дорогую. Но возможно, в том количестве, которое в данном случае требуется, это вовсе не так важно для звучания аромата и для его поведения. Может быть, в данном случае эту функцию может выполнить более скромная ваниль?.. Если нет — я не исключаю, что аромат будет стоить и 1000 евро. Но для Tuberose, например, мы использовали самый дорогой абсолю туберозы, потому что это было действительно важно… Ну, чтобы было понятно, я назову реальные цифры. Для наших ароматов мы обычно используем ингредиенты, которые стоят 300 — 400 швейцарских франков за килограмм. В L’Oreal — 50 франков за килограмм максимум.

    — Даже в таких «нарядных» линиях, как, например, Armani Prive? 

    — В Armani Prive, наверное, чуть дороже. Но тоже не 400 франков, уверяю вас. Но у нас нет сверхзадачи потратить все деньги на дорогие ингредиенты. Не в этом дело. У нас сверхзадача — создать действительно очень качественный аромат, хотя он наверняка не будет таким прибыльным, как ароматы L’Oreal. Аромат из ингредиентов по 50 франков и аромат из ингредиентов по 500 франков абсолютно точно будут звучать по-разному. Опять-таки, девчушки, которые пользуются… эээ… тем, что предлагает массированная реклама, они, возможно, и не почувствуют этой разницы. И даже если купят что-то подороже, возможно, будут, наоборот, разочарованы, потому что им будет жалко, что они потратили такую кучу денег непонятно на что. Поэтому все-таки главное, чтобы люди покупали те ароматы, которые делают их счастливыми. Остальное не так важно.

    — Но вы говорите, цена сама по себе еще не является гарантией, что вещь — не важно, вино или аромат — хорошая. И мы знаем тысячу примеров, когда люди… 

    — …имеющие деньги, покупают не лучшие вещи, потому что понятия не имеют, что они покупают?

    — Ну да, именно. Что является гарантией-то?:)

     — Ваш уровень образованности. В любой области. В дорогих ресторанах далеко не всегда самая хорошая еда. Надо знать, кто там шеф и из чего они готовят. Ну, и надо разбираться в еде. Ну, или просто хотя бы почитать рецензии тех, кто разбирается. Это все, конечно, если вы хотите вкусно поесть. Если вы хотите произвести впечатление (пусть даже на себя самого), то вы просто идете в самый дорогой ресторан, и упиваетесь самим этим фактом. Еда тут уже не имеет значения. В общем, всегда и везде надо как-то изучить предмет. Это ваша личная обязанность. За вас ее никто не сделает.

    — Мне всегда ужасно обидно, когда я понимаю, что очень мало есть людей, которые действительно по-честному въезжают во что-то… 

    — Ну просто многие люди ленивы, у многих нет времени, многие вообще счастливы без лишних, обременяющих знаний. Им вообще не надо знать. Те, у кого нет средств, не заморачиваются этим. Те, у которых есть средства, но нет интеллекта, вообще говорят: «Так, сколько это стоит? Дорого? Отлично, я покупаю, заверните.» И большинство этот флакон даже не будут использовать. И так не только с ароматами. С ювелирными украшениями, с модой, с отелями, с путешествиями — все то же самое. Иногда отель стоит 300 долларов, и это просто нора, а не отель. Или склеп. Иногда отель стоит 100 долларов, но он мил. А иногда у меня нет времени разбираться, склеп или не склеп.

    — А иногда, кстати, народ кайфует от самого факта, что тратит деньги. Чем больше тратит — тем больше кайфа. 

    — Конечно, это же адреналин. Я знаю, в России люди любят покупать Сlive Christian за 2 000 долларов… Это же безумие, но — им нравится. Они платят не за качество, они платят за собственный адреналин. И чем больше платишь — тем больше должен будешь заплатить в следующий раз, иначе не видать тебе адреналина. Потом яхта за 20 миллионов, потом самолет за 50 миллионов…

    — … потом смерть от передоза в самом дорогом отеле мира. Примеров масса.  

    — Да, и это тоже — не те люди, к которым мы адресуемся. У меня есть мейлы от людей — может быть, эти письма мне даже более дороги, чем прибыль. Люди, которые их пишут, вовсе не самые богатые люди на свете. У них просто есть 200 долларов, которые они могут потратить на аромат. И в этих письмах они рассказывают, почему они покупают Le Labo, почему они любят наши ароматы. Вот эти истории меня делают счастливым. И знаете еще что?.. Я часто захожу в наши бутики, я вижу людей. Вижу тех, которые заходят и покупают все 12 ароматов, не глядя. Я не могу им не продать, это было бы просто глупо. Но мне гораздо симпатичнее те, которые приходят, пробуют, берут семплы, уходят, возвращаются и в конце концов покупают один-единственный флакон. Вот этих людей я люблю, я для них готов работать.

    — Неет, вы все-таки романтик!

    — Отчего же, я вполне прагматик — в том числе. Богатые японцы, богатые американцы, богатые французы — они покупают 12 ароматов, но, в основном, только однажды. Они наверняка даже не вспомнят, что купили. Они ими не пользуются. Им просто кто-то сказал, что Le Labo — это круто. А те, кто покупает один флакон, — они самые верные и надеждные покупатели, они возвращаются, обязательно возвращаются. Я же говорю, это все вопрос образования.

    -А где, как вы думаете, такое образование можно получить? Я имею в виду, образование — «понимать ароматы». В университетах этому не учат. 

    — Я думаю, это образование, которое вы получаете от папы и мамы. Даже если ваши папа и мама вообще не пользовались ароматами. Даже если ваши мама и папа были богатыми. Или даже если они не были богатыми. В данном случае это неважно, — они должны были научить вас быть любопытным, научить вас к чему-то стремиться, как-то развиваться. Вообще, задавать себе вопрос: «Почему мне это нравится?» И — «Почему мне это не нравится?». Но большинство людей не задаются такими вопросами.

    — Большинство никогда не бывает правым. В русской истории масса тому примеров.

     — Вот именно. The majority is never right.




Яна Зубцова, она же - блогер Ya-z-va и бьюти-директор Allure Russia. В прошлом - бьюти-директор Harper's Bazaar, редактор культуры Vogue Russia и зам.главного редактора журнала SNC, куратор бьюти-раздела. В прошлом и настоящем - человек, искренне верящий, что у бьюти-индустрии должны быть независимые критики. Они оздоравливают процесс.



54 комментариев

Добавить
  1. Jangsty

    очень правильные вещи он говорит, но вот упоминания концерна Лореаль могло бы быть поменьше 🙂
    как-то это резало слух во время прочтения, как будто он их презирает или глубоко обижен, мне кажется, что это немного неэтично по отношению к прошлому работодателю

    а сами ароматы, конечно, хороши: и концепция, и формат, и исполнение
    пока дружу с Ирисом, но если бы была возможность, то купила бы больше

  2. Варя

    вот за это я люблю и восхищаюсь Вашим блогом.
    За интереснейшие интервью потрясающих и увлеченных людей.
    спасибо!

    • Ya-z-va

      взаимно, Варя. знаете, как нам было бы скучно и одиноко, если бы мы только одни на всем белом свете обожали бы увлеченных людей, которые делают что-то отличное от общего потока?… мы бы с ума сошли от одиночества.

  3. Екатерина

    Замечательное интервью!))) Столько интересующих в последнее время меня тем было затронуто. Благодарю Эдди Роши за искренность и такой романтичный взгляд на жизнь.)) Но одна фраза меня просто покорила — «если есть на свете настоящая роскошь, то это, конечно свобода». Какие гениальные слова! Вот именно такие смелые и увлеченные люди заставляют весь мир двигаться в перед к новым ощущениям и к новому восприятию окружающего мира. Я очень рада, что марка теперь будет продаваться в Москве и создатели бренда порадуют нас ароматом, который можно будет найти только в столице нашей родины. Если я правильно поняла концепцию линии City Exclusive, то 20-й по счету аромат, должен продаваться только в Москве. Очень любопытно какой парфюмерный ингредиент и какие ассоциации смогут вдохновить Le Labo на его создание. От всей души желаю бренду дальнейшего процветания!

  4. s_h_a_d_o_w

    Яна, спасибо за интервью! Хочется читать и перечитывать. Обожаю таких людей, которые немного не от мира сего:)

  5. chayanka

    какое замечательное интервью и какой отличный дядька:) спасибо большое!

  6. Ksana

    Я теперь по темам заголовков в вашем блоге практически безошибочно определяю, кто автор статьи — Яна или Юля:))
    Очень понравилось про парфюмеров-архитекторов и строителей. Такая простая аллегория сразу расставляет все по местам…
    Яна, может я пропустила, а где-то были ссылки на официальный сайт марки? Хочется посмотреть заветный список городов, где они продаются.

  7. Катя

    Яна, браво! Это лучшее интервью, которое я когда-либо читала! Не вообще, конечно, но если брать глянец и бьютиблоги, то, да, несомненно) Блестяще, остроумно, интересно. И эта, скорее, благодаря не Эдди, ему спасибо за искренние и эмоциональные ответы, а Вам. Просто какая-то свежая струя, замучали уже, честное слово, интервью, приуроченные к рекламным компаниям. Спасибо огромное за удовольствие)

    • ya-z-va

      ну залог хорошего интервью — это всегда два человека, которым интересно друг с другом болтать. а беда многих интервью — не их приуроченность (тут, в общем-то, если вдуматься, мы тоже «приурочились» к запуску:)), а то, что как минимум один, если не оба, разговаривают потому, что «так положено».

  8. Margot

    Яна,низкий поклон за такое интервью!!!нет слов.вы отличный интервьютер-это если сдержанно и формально.УИИИИИ и АПУПЕТЬ какое информативное абалденное все это интервью,если эмоционально))

  9. merry-go-round

    спасибо, Яна, было очень здорово. и говорил все хорошо за редкими исключениями. эх, как бы мне хотелось туда к вам попасть и кое чего поспрашивать))

    • ya-z-va

      Аня, а какие вопросы? Эдди, надеюсь, скоро приедет в Москву на запуск, могу «дозадать» за вас

      • merry-go-round

        из приличных
        1. какой альдегид использовали в Альдегиде
        2. не было ли мысли по аналогии с Альдегидом сделать образцовый «Шипр»
        3. планируют ли они через какое то время еще одну акцию по продаже Сити Эксклюзив», подобную той, что была на Лакисценте ноябрем 2011 года. Очень надо)))
        из неприличных — что он думает об их Сандале, потому что по большинству мнений поклонников он вышел провальным

        • ya-z-va

          спрошу обязательно, Аня:)) и неприличный тоже)

        • Yulia

          Кстати, их сандал один из двух главных бестселлеров (вторйо после Розы)

          • merry-go-round

            это по его словам? большинство отзывов в маньячных блогах — отрицательные. и я не знаю ни одного члеовека, которому бы он понравился. а я знаю почти всех русскоязычных парфманьяков

          • Yulia

            ЭТО ПОРЕЗУЛЬТАТАМ ПРОДАЖ! Ничего не знаю о парфманьяках, но мне аромат оч красится! и на него очеееень реагируют! Плюс моя мичная статистика: из 10 друзей, кот я отправляла за LL — трое в итоге ушли именно с Сандалом…

          • merry-go-round

            по результатам продаж где? откуда данные?

          • Yulia

            Данные по результатам продаж по миру, где представлена марка. Данные от создателей))))))) у них 2 главных бестселлера — Роза и Сандал.
            И кстати, есть забавная исторяи вокруг всего этого. У марки 2 создателя Эдди и Фабрис. Так вот: Рза — это на 100% проект Эдди. Сандал — Фабриса. Когда Сандал запустили, он продавался оч слабо… Но потом стал главным конкурентом розы.

  10. edelich

    все забывала прийти поблагодарить. очень крутое интервью! вот пришла еще раз почитать 🙂

    а что там за закон у вас такой, что придется пересмотреть концепцию?

  11. Isterichka

    Прекрасное интервью с удивительным человеком, спасибо!
    Жаль, конечно, что у нас не будет ритуального смешивания — все-таки это одна из фенечек, которая определенно дополняет общую концепцию (да и в стоимость, наверняка, включена :-D).
    А так получится как без перламутровых пуговиц… Зато можно будет беспрепятственно прийти, попробовать, уйти, осознать, вернуться… )))

    • ya-z-va

      увы, наше законодательство одной из фенечек нас лишило. но, в сущности, это не главное все-таки. главное — ароматы у них такие… стОящие, в общем, ароматы у них, да.

  12. Ксения

    Прекрасное интервью!
    Только исправьте опечатку в имени Жана Клода;)

  13. Оля

    Прекрасное интервью с удивительно содержательным человеком.
    Какая же у него чистая, незамутненная мотивация в своей деятельности!
    Теперь обязательно пойду знакомиться с маркой.

    Яна, спасибо Вам!

  14. kroshka_s0kolova

    В конце чуть не плакала! Ну какие же умницы — и Яна, и Эдди. На такие интересные и животрепещущие темы поговорили, и без наездов, без «кокетства», открыто, честно и от души. Спасибо, чудесное интервью! С радостью твитнула

  15. kroshka_s0kolova

    Яна, ты владеешь и французским и английским? Он француз, да?

  16. Таня

    Интервью улетное, прочитала 2 раза подряд!)
    Говоря языком моего братца, Эдди — «реальный чел»)))))

  17. Сергей

    Супер! Замечательное интервью — живое и нешаблонное! Некоторые фразы из этого интервью выпишу на отдельные листы и прилеплю на стену, чтобы вдохновляли в трудные минуты. Например, эту: «Хороший аромат – это тот, в который можно влюбиться. И который действительно способен сделать жизнь более яркой и прекрасной.»

  18. Неделя скидок Articoli + Beautyinsider! 2 июня. Подробности | Beauty Insider

    […] Мало кто так ждал появления в Москве ароматов Le Labo, как я. Я даже встречалась с одним из двух ее создателей в Париже — с Эдди Роши. Вопрос «ну когда же, когда?!» я задала во время интервью раз пять:) Интервью, кстати, можно почитать тут. […]

  19. Корпорация Estée Lauder приобрела бренд Le Labo | Beauty Insider

    […] Любовь «Бьютиинсайдера» к Le Labo измеряется не только количеством упоминаний бренда на сайте, но и потраченными Яной нервными клетками в ожидании запуска продаж марки в Москве — и эйфорией от общения с Эдди Роши (внимательный читатель вспомнит вот это интервью). […]

  20. Victoria

    Понравилось интервью наполовину. Видно, что в некоторых вещах интервьюируемый темнит и что-то скрывает. Больше всего интересно, когда говорит об ароматах. Что касается «образованности» в плане подбора запахов, тот тут мне вспомнился наш знаменитый Незнайка: «Не понимают они моей музыки». ЗЫ!


Добавить комментарий Отменить ответ