Фредерик Малль. О сотворении ароматов

Глава4

С огромной радостью и оставив жалкие попытки скрыть гордость, сообщаем о начале нового проекта. Полный и первый перевод книги Фредерика Малля «О сотворении ароматов» на русский — в нашем блоге, для вас.

Почему нас это так радует? Потому что мы считаем Фредерика Малля человеком, сделавшим для развития парфюмерии не меньше, чем великие носы вроде Жана-Поля Герлена или Эрнеста Бо. Потому что его коллекция ароматов Editions de Parfums Frederic Malle — это начало той парфюмерии, которую потом назвали «нишевой» и которой стало модно поклоняться. Потому, что, конечно, этот перевод — совершенно эксклюзивная история, и то, что его делаем именно мы — круто.

О том, что из себя представляет Фредерик Малль, что он думает о современных парфюмерах, зависти, курильщиках можно узнать из моего с ним интервью.

on perfumes making

О том, что мы думаем о нем — там же.

Frederic malle

И о том, почему мы так думаем — тоже.

Коллекцию Editions de Parfums Фредерик Малль начал выпускать в 2000 году. Его книга  On Perfume Making вышла в 2011-м в берлинском издательстве Angelika.

On Perfumes Making

Вступительное слово к этой книге написала Катрин Денев.

«Я очень верный человек, и в отношении духов — в том числе. L’Heure Bleu Guerlain сопровождал меня долгие годы. Это был мой аромат. Он оставался им до тех пор, пока я не открыла для себя Frederic Malle. Едва узнав о его компании, я была очарована: ароматы для него создавали такие мастера, как Оливия Джакобетти! Тогда я поняла, что просто обязана узнать больше.

Мне нравится, как работает Фредерик: он создает особое переплетение нот. Он экспериментирует со всей ароматной радугой.

Летом я наношу на волосы ароматы с мускусом. Осенью понемного продвигаюсь к амбровым. Весной начинаю движение к жасмину и гардении. Я перемещаюсь от аромата к аромату так же, как перемещаюсь от одной роли к другой. Работая над образом Мари Бонапарт (телефильм «Принцесса Мария Бонапарт», 2004 г., прим. Ya-z-va), я носила Noir Epices Мишеля Рудницка. Для фильма «Возлюбленные» режиссера Кристофа Оноре выбрала Lipstick Rose Ральфа Швигера — он подошел моей героине как нельзя лучше, идеально сел на нее, всегда такую шикарную, всегда — в туфлях-лодочках от Roger Vivier.

Мне нравится мысль, что аромат может передавать атмосферу сцены, отражать настроение и служить дополнительной чертой моих героинь. Но нравится и когда духи создаются как бы по следам фильма — как в случае с запахом Iris Poudre Пьера Бурдона, вдохновением для которого послужила «Дневная красавица».

Таинственная, ускользающая магия ароматов — часть магии самой жизни. Той самой, которая заставляет нас обернуться, случайно поймав на улице шлейф чьих-то духов или прижиматься щекой к теплым простыням кровати, которую вы делили с возлюбленным».

Катрин Денев, Париж, сентябрь 2011 г.

Глава3

Книга построена логично и просто: каждому аромату из коллекции посвящена глава. На момент издания ароматов было 18 — ровно столько же, сколько глав в On Perfume Making.  Во вступительной статье — самой длинной из всех — Малль рассказывает о фундаментальных вещах. Например, как отличить хороший аромат от посредственного, какова роль издателя ароматов и почему он вообще этим занимается.

Мы разделили эту статью на три условные части, которые будем выкладывать в трех постах. Первая часть — о том, как, когда и почему парфюмерия дошла до такого плачевного состояния, до которого дошла.

Всем, кому интересна история парфюмерии и ее будущее — читать обязательно.


On Perfume Making

Компания Editions de Parfums Frederic Malle была создана в 2000 году. Как это произошло — и почему я почувствовал необходимость пуститься в авантюру по созданию собственного парфюмерного «дома»? Похоже, моя участь была предрешена раньше, чем я появился на свет.

С момента основания Parfums Christian Dior мой дед, Серж Хефтлер-Луиш, работал бок о бок с Франсуа Коти — человеком, с которого началась история парфюмерии нового времени. По стопам деда пошла моя мать — она тоже работала в Dior.

Конечно, я предпринял определенные попытки, чтобы изменить вектор судьбы. Например, как и мой брат, даже успел поработать на Уолл-стрит — но в итоге все равно вернулся в лоно парфюмерии.

Другое удивительное совпадение заключается в том, что я родился 17 июля — в тот же день, что и Гренуй, герой книги Патрика Зюскинда «Парфюмер».

Наконец, детская в том доме, где я вырос, на rue de Courty 8, в свое время была кабинетом, где трудился великий парфюмер Жан-Поль Герлен.

Кто знает, что из этого в конечном итоге сыграло бОльшую роль?..

Но так или иначе, очевидно: сколько бы вы ни пытались бежать от судьбы, она вас настигнет. И мы с моей судьбой, наконец, пришли к согласию. Последние годы я решаю одну задачу — показать, что сегодня можно создавать выдающиеся ароматы, не перекраивая те, что были созданы век назад. Я хочу делать — и, надеюсь, делаю — современную классику, ибо считаю, что только она способна стать чем-то вроде противоядия от «ароматов от селебрити». И поддержать веру людей, что высокая парфюмерия пока еще не умерла.

Около 11 лет назад я всерьез забеспокоился о судьбе этой индустрии. Я понял: чтобы она уцелела и сохранилась как вид искусства, необходимо срочно принимать меры. Поэтому, собственно, я и создал Editions de Parfums.

Как я уже сказал, даже если я и не занимался непосредственно ароматами, мир парфюмерии всегда находился от меня на расстоянии вытянутой руки. Я знал, что говорят и, главное, чувствуют ведущие парфюмеры. Знал, что, несмотря на свой статус, большинство из них недовольны положением дел. Даже самые знаменитые и звездные из них жаловались, что не могут работать, как прежде. Они стремились делать уникальные духи, а вместо этого были вынуждены создавать ароматы, которые представляли собой копии копий. Их действиями руководили директора по маркетингу, многие из которых пришли в парфюмерный бизнес из масс-маркета, и не имели никакого представления о том, куда, собственно, попали. Но именно они просили — а, скорее, требовали — от художников, чтобы те отложили всю свою креативность куда подальше и мастерили банальные джусы, удовлетворяя вкусы текущего момента.

Я хочу делать — и, надеюсь, делаю — современную классику, ибо считаю, что только она способна стать чем-то вроде противоядия от «ароматов от селебрити».

Маркетинг начал верховодить парфюмерией прримерно с середины 1990-х. Тогда любой бренд, решивший создать аромат, первым делом озадачивался поисками «лица» — звезды, которая будет его представлять. Затем запускались в разработку рекламные имиджи и дизайн флаконов. И только когда эта «основная работа» была сделана, менеджеры звонили в парфюмерную лабораторию и просили «сочинить какой-нибудь аромат», по возможности, подходящий к придуманной уже «легенде». Львиная доля бюджетов шла на маркетинговое продвижение и упаковку. В собственно же аромат инвестировалась незначительная — самая меньшая! — часть средств. Время, которое отводилось на создание очередных «хитов», тоже становилось все короче.

Беспрерывное клонирование последних блокбастеров рынка стало общей тенденцией. Для большинства своих формул большинство парфюмеров использовали одни и те же двадцать синтетических ингредиентов. Отчасти — потому, что публика к ним уже привыкла. Отчасти — потому, что срок действия патентов на эти ингредиенты истек, и цена на них резко упала.

Эти двадцать ингредиентов в разнообразных сочетаниях можно обнаружить в большинстве ароматов конца 1990-х. Никого не интересовало, может ли какой-то из них выразить характер духов. Профессионалы индустрии называли этот новодел «супами» или «компотиками», а неискушенная, но имеющая обоняние часть публики отзывались о них как о «химических запахах». Магазины, которые торговали этими ароматами, работали по принципу супермаркетов: парфюмерию ставили на полки по брендам, и продавали ее консультанты, которые ровным счетом ничего в ней не смыслили.

В сущности, эти ароматы производили по тем же технологиям, по которым в 1980-е годы стряпали отдушки для дезодорантов. Это не было бы так ужасно, если бы эта тенденция распространялась исключительно на масс-маркетовые бренды, которые делали ароматы для масс-маркетовой же аудитории и по масс-маркетовым же ценам.

Но эпидемия охватила всех, включая столпов люкса.

К 1998 году я уже был всерьез напуган перспективой, что парфюмерия, какой я ее знал, вот-вот прекратит свое существование, а парфюмеры вымрут, как шляпники или перчаточники. Думающая публика тоже начала разочаровываться в нашей индустрии как таковой. Я чувствовал насущную потребность доказать людям, что парфюмерия все еще может быть такой, как она была когда-то: изобретательной, авторской, в конце концов, роскошной.

Глава2

Мой план был прост: вернуться к корням. Сосредоточиться на запахах, а не на рекламе и не на упаковке. И главное — отдать инициативу парфюмерам, предоставив им максимальную свободу.

Чтобы поставить все с головы на ноги и акцентировать внимание людей на собственно духах, я с самого начала решил, что все ароматы Editions de Parfums будут выпускаться в одинаковых максимально простых флаконах. Кроме того, каждый аромат коллекции должен носить имя создателя — чтобы подчеркнуть факт, что мы имеем дело с произведениями искусства. И, наконец, поскольку я хотел предложить тот уровень сервиса, который собственно и отличает люкс от всего остального прочего, я решил, что мои клиенты будут получать персональную консультацию — и, соответственно, продавцы в моих магазинах должны быть не продавцами, а парфюмерными экспертами.

К 1998 году я уже был всерьез напуган перспективой, что парфюмерия, какой я ее знал, вот-вот прекратит свое существование, а парфюмеры вымрут, как шляпники или перчаточники.

Этот подход был диаметрально противоположен тому, что творилось в парфюмерных магазинах самообслуживания. Но я знал: настоящие ароматы не могут продаваться «обезличенно», не пойми кем — и все равно кому.

Только соблюдение всех этих условий позволит парфюмерам создавать действительно уникальные духи.

С этими идеями я отправился к лучшим носам того времени. Мне важно было знать, согласны ли они работать для Editions de Parfums, наслаждаясь полной творческой свободой? Взамен от них требовалось всего лишь создание по-настоящему оригинального парфюма.

И они приняли вызов. Уставшие от маркетингового диктата и ограничений, звездные парфюмеры XX века — Пьер Бурдон, Эдуард Флешье, Моррис Руссель и Жан-Клод Эллена — с радостью пустились в эту авантюру, хотя ни я, ни кто-либо другой не гарантировал им коммерческого успеха. И пусть втайне я надеялся на успех, их единодушное согласие укрепило меня в мысли, что все сложится — и одновременно растрогало до глубины души.

Это был решающий момент для Editions de Parfums».

Глава4

Продолжение следует.


Читайте также:

 




Яна Зубцова, она же - блогер Ya-z-va и бьюти-директор Allure Russia. В прошлом - бьюти-директор Harper's Bazaar, редактор культуры Vogue Russia и зам.главного редактора журнала SNC, куратор бьюти-раздела. В прошлом и настоящем - человек, искренне верящий, что у бьюти-индустрии должны быть независимые критики. Они оздоравливают процесс.



22 комментариев

Добавить
  1. Юлия

    О! спасибо огромное! Очень люблю Малля. Как раз недавно повторно купила Ирис, Терезу и Бигарад.

  2. Валентина

    Какая новость, поздравляю!!! А когда можно ждать издания на русском?

    • Ya-z-va

      Не знаю, но то, что всю книжку прочитать на русском скоро можно будет у нас в блоге — это наверняка)

  3. Татьяна

    Большое спасибо за проект, очень интересно читать!

    Я уверена, что словлю волну негатива, но все-таки #немогумолчать: несколько забавно читать про соотношение затрат на парфюмерию, его принципиально иной подход и видеть ценник на порядок больший, чем на духи из магазинов самообслуживания:) Маркетинговый ход на элитарность как он есть.

    Я ни в коем случае не отрицаю качество духов его бренда.

    • Ya-z-va

      Это же естественно — чем меньше тираж, тем больше стоимость. Ну и в его задачи не входило снизить цену на парфюмерию вообще, — скорее сделать так, чтобы удельный вес цены самого джуса был не меньше затрат на все прочее)

  4. Юля

    Ну не знаю, не знаю…. Как раз года до 2006 ( особенно в конце 90х) было создано много крутых запахов! Может кризис был, но Гипнотик, Органза, Зелёный чай Арден, Гуччи Раш и прочие монстры тоже были. Спорить о том, что это шедевры бессмысленно! И это далеко неполный список культовых духов.

    • Ya-z-va

      Мне кажется то что вы говорите — это скорее начало 90-х, нет? Пишу по памяти, не пробивала в гугле. Впрочем, из перечисленных любила только зеленый чай арден)

  5. Natalia

    Бьютиинсайдеры-вы лучшие! У меня есть эта книга и я горько жалела, что в школе вторым языком был английский!!! Мерси !!

  6. Stana

    Спасибо большое! Жду продолжения.

  7. Екатерина

    Когда думаешь, что уже и так все круто, у бьютиинсайдеров случается очередной шокирующий level up! Ну молодцы же! С огромным удовольствием буду читать, надеюсь, перерывы между статьями будут не слишком большими)

  8. Анна

    Очень интересно!Хотя в парфюмерии совершенно не разбираюсь,и все ароматы раздарила пару лет назад,в связи с аллергией.Сама вряд ли стала бы читать подобную книгу,если бы не Бьютиинсайдер.А теперь с нетерпением буду ждать и читать.

    • Ya-z-va

      а я вас понимаю — наверняка было бы лень самой тоже продираться сквозь иностранный язык, тем более сложно-парфюмерный, это ж не детектив)

  9. leolion

    О, какой класс, вот это да! Мажестик и формидабль, я вами горжусь безмерно, обойди весь интернет, такого крутого бьюти-проекта просто нет, нет и нет:)) Жду продолжения с нетерпением.
    **
    Он, конечно, сыграл Бэтмена и Капитана Америку в одном флаконе для индустрии тех лет и тем самым, я думаю, сохранил хотя бы отчасти не только отдушину для настоящих профессионалов, но их самих. Многие люди тогда могли просто оставить это занятие в пользу чего-то другого, благо «химия большая».
    Но сейчас уже и столь трепетно созданную им «нишу» разъедают спекуляции на искусстве из-за отсутствия любых других критериев кроме цены и неприятии (непонимании) ее среднестатистическим пользователем, когда под вывеской «мы не для каждого невежды» этим же невеждам частенько продают халтуру за невменяемые деньги, придется изобретать что-то новое. Особенно с этой убийственной трендовой стайной организацией — «кто-то в нише сделал уд — все делаем уд, кто-то взялся за розу — все делаем розы, табак — все в табаке и т.д.».
    Дайте елок кто-нибудь! — хочется возопить в отчаянии.
    Интересно, что он думает об этом теперь, насколько трудно быть первым в нынешние времена и нужно ли это ему до сих пор?

    ***
    Как мне нравится это фото…товарищ Зубцова, сохрани его на бумаге, в музей же надо что-то оставить на потом, чтобы девочки ходили мимо, благоговели и сотворяли себе кумира:))

    • Ya-z-va

      Три да))) Да — мы тоже дико рады) Да — ты гениально описала его вклад в развитие сама понимаешь чего и все что потом тоже да, давайте елок) Да — фото мне тоже нра, иначе фигли б я его второй раз постил?)))

  10. Элина

    Спасибо большое за возможность прикоснуться к чудесный книге!

  11. katyonok26

    Как неожиданно и очень-очень интересно! Пожалуйста, продолжайте!!

  12. i-am-4eremuha

    Прочла обе выложенные на данный момент части, прекрасно. Интервью с Маллем тоже читала, очень заинтересовалась, но к самим ароматам пока даже не подступалась, теряюсь. Спасибо вам)

  13. Мария

    Отличное начало! Как раз совпало с моим желанием разобраться в парфюмерии и понять, что же такое происходит на рынке и почему ни одни духи меня больше не увлекают надолго. Отдельное спасибо за перевод, очень качественный!


Добавить комментарий Отменить ответ