fbpx
Независимый
Ресурс
О красоте
все проекты
 

Стихи и свечи для новогоднего настроения

Maria 27 декабря 24

В ожидании Нового года и Рождества жжем любимые свечи и читаем любимые стихи. Свечи пахнут корицей, апельсинами, цедрой и хвоей, стихи — любовью и грустью.

Маша: «Gaudete», группа «Мельница».
Свеча Denmark Hugge, Smorodina

  • Ноты: роза, сладкий апельсин, корица, кардамон.

Цена: 390 руб. (50 мл) на сайте марки

Группа «Мельница» Gaudete

*«Gaudete» (лат. «Радуйся») – вариация на тему рождественского гимна XVI века.

Gaudete! Gaudete!
Как выходит зимний ветер
Из ледового чертога, из железного дворца —
Он жестокий, ясный, синий,
Весь в узорах клавесина,
И с морозным звонким треском разбиваются сердца.

Gaudete, gaudete —
Кровью горного рассвета,
Встречей взглядов и пожатием обветренной руки —
Коль тропой хрустальных трещин
Путь волхвовый бесконечен,
Принесу тебе дары я — сердце, вечность и коньки.

Gaudete! Gaudete!
Мы друг другом ли согреты,
Мы ль дыханием одеты,
Прозреваем сердце тьмы —
Так возрадуемся, други,
Се дитя огня и вьюги,
Gaudete, gaudete,
Се грядет король зимы!


Лена: «О лисице, которая сорвалась с цепи», Роберт Бёрнс.
Свеча Photo/Genics + Co No.1 Hashish Concrete Candle

  • Верхние ноты: каннабис, черная смородина и полынь.
  • Средние ноты: корица, кумин, гвоздика, имбирь.
  • Базовые ноты: сандал, дубовый мох, янтарь, ветивер.

Цена: 7400 руб. (260 гр) в «Рив Гош», по карте – 5920 руб.

О лисице, которая сорвалась с цепи и убежала от мистера Гленридделя, Роберт Бёрнс

Свободу я избрал сюжетом —
Не ту, любезную портам,
Язычницу с жезлом и в шлеме,
Воспетую в любой поэме
Былых времен. Совсем иной
Встает свобода предо мной.

Она мне чудится игривой
Кобылкой юной, легкогривой.
Как яблоко, она крепка,
Как полевая мышь, гладка,
Но неумелому жокею
На всем скаку сломает шею
И, закусивши удила,
Умчится дальше, как стрела.

Теперь, перевернув страницу,
Я расскажу вам про лисицу,
Как меж родных шотландских скал
Охотник рыжую поймал
И как дала дикарка ходу
Из душной клетки на свободу.

Гленриддель, убежденный виг!
Зачем ты, изменив на миг
Своим идеям, дочь природы
Лишил священных прав свободы?
Как мог ты, преданный добру,
Бедняжку ввергнуть в конуру
И цепью приковать, как суку,
К березе, дубу или буку?

Гленриддель, честный гражданин,
Своей отчизны верный сын,
Прогуливаясь у темницы
Сидящей на цепи лисицы,
Ты день за днем, за часом час
С друзьями обсуждал не раз
Великие идеи века —
Права на вольность человека
И право женщины любой
Свободной быть, а не рабой.

Лисица чутко вам внимала.
Она наслушалась немало
О хартиях народных прав,
О судьбах королей, держав,
О якобитах, вигах, тори
И о кровавом их раздоре.

Она услышала рассказ
О том, что делалось до нас, —
Как ангелы в былые годы,
Восстав, отпали от свободы,
За что, покинув райский сад,
Попали на галеры в ад;

Как в голову пришло Немвроду
Цепями оковать свободу,
Как был закован пол мужской
Семирамидиной рукой
(Бог покарай Семирамиду
За эту тяжкую обиду!)
И как с тех пор, покинув трон,
Мужья бояться стали жен.

Лиса наслушалась историй,
Как древний Ксеркс — персидский тори —
Не знал важнее ремесла,
Чем резать глотки без числа,
Пока не объяснила Спарта
Ему, что значит «Magna Charta»;
Как диктовал указы Рим
Покорным данникам своим
И как полировал их нравы
Его огонь и меч кровавый.

Однако надо знать и честь, —
Примеров всех не перечесть, —
Но из плеяды знаменитой
Мы упомянем Билли Питта,
Что, как мясник, связав страну,
Распотрошил ее казну.

Все это слушала лисица,
Как ревностная ученица.
Красноречивей сотни книг
Ей объяснил хозяин-виг,
Какой царит у нас порядок,
В чем наша слава, в чем упадок.
Она услышала, что зло
Добра немало принесло,
Поскольку жулики и плуты —
Творцы свободы пресловутой…


Лена: «Первый снег», Леонид Филатов. Свеча White Russian, Great Trotter

  • Ноты: аккорд водки и мускус

Цена: 2850 руб. на сайте марки

Леонид Филатов, «Первый снег»

Еще вчера, — как снимок дилетанта, —
Осенний день расплывчат был и слеп,
А нынче скрупулезно и детально
Его дорисовал внезапный снег.

Еще вчера проступки цвета сажи
И прегрешений серые мазки
Казались органичными в пейзаже
Чумазой и расхристанной Москвы.

А нынче смотрим в окна с изумленьем —
Весь мир присыпан белым на вершок!…
И кажется чернейшим преступленьем
Вчерашний незатейливый грешок.

Белым-бело!.. И в этом белом гимне
Приходит к нам, болезненно остра,
Необходимость тут же стать другими,
Уже совсем не теми, что вчера.

Как будто Бог, устав от наших каверз,
От слез и драк, от кляуз и нытья, —
Возвел отныне снег, крахмал и кафель
В разряд святых условий бытия.

И кончились бои, и дрязги стихли,
И тишина везде вошла в закон
Как результат большой воскресной стирки
Одежд, религий, судеб и знамен.


Настя: «Хвои: Стих», Владимир Маяковский.
Свеча Altai, Tonka Moscow

  • Ноты: тибетский кедр, пихта Дугласа, манильская смола элеми, гваяковое дерево.

Цена: 6360 руб. (220 мл) в магазине марки

Владимир Маяковский «Хвои: Стих»

Не надо.
Не просите.
Не будет елки.
Как же
в лес
отпустите папу?
К нему
из-за леса
ядер осколки
10 протянут,
чтоб взять его,
хищную лапу.
Нельзя.
Сегодня
горящие блестки
не будут лежать
под елкой
в вате.
Там —
миллион смертоносных осок
ужалят,
а раненым ваты не хватит.

Нет.
Не зажгут.
Свечей не будет.
В море
железные чудища лазят.
А с этих чудищ
злые люди
ждут:
не блеснет ли у окон в глазе.

Не говорите.
Глупые речь заводят:
чтоб дед пришел,
чтоб игрушек ворох.
Деда нет.
Дед на заводе.
Завод?
Это тот, кто делает порох.

Не будет музыки.
Рученек
где взять ему?
Не сядет, играя.
Ваш брат
теперь,
безрукий мученик,
идет, сияющий, в воротах рая.

Не плачьте.
Зачем?
Не хмурьте личек.
Не будет —
что же с того!
Скоро
все, в радостном кличе
голоса сплетая,
встретят новое Рождество.

Елка будет.
Да какая —
не обхватишь ствол.
Навесят на елку сиянья разного.
Будет стоять сплошное Рождество.
Так что
даже —
надоест его праздновать.


Яна: «Рождество», Александр Вертинский.
Свеча №3 Кедр & лемонграсс, Windsor’s Soap

  • Ноты: кедр, лемонграсс

Цена: от 790 руб. до 12 990 руб. в зависимости от размера на сайте марки

Александр Вертинский, «Рождество»

Рождество в стране моей родной,
Синий праздник с дальнею звездой,
Где на паперти церквей в метели
Вихри стелют ангелам постели.

С белых клиросов взлетает волчий вой…
Добрый праздник, старый и седой.
Мертвый месяц щерит рот кривой,
И в снегах глубоких стынут ели.

Рождество в стране моей родной.
Добрый дед с пушистой бородой,
Пахнет мандаринами и елкой
С пушками, хлопушками в кошёлке.

Детский праздник, а когда-то мой.
Кто-то близкий, теплый и родной
Тихо гладит ласковой рукой.
. . . . . . . . . . .
Время унесло тебя с собой,
Рождество страны моей родной.


Яна: «У нас опять зима…», Михаил Щербаков.
Свеча Dark Rose & Oud, Aftertaste

  • Ноты: бордовая роза, удовое дерево, карамель.

Цена: 1590 руб. на wildberries

Михаил Щербаков, «У нас опять зима…»

У нас опять зима, снега идут кругами,
Свершая без конца свой мерный хоровод,
И словно сметено былое в урагане,
Укрыто под снегами и вновь не оживет.

Уже не зазвонят разрушенные башни
И шепотом домашним не скажутся слова,
И женщины мои живут тоской вчерашней,
Не так уж это страшно, как кажется сперва.

У нас опять зима. Лишь горькие известья
Напомнят иногда о том, что не сбылось.
И прежние друзья находятся в отъезде,
Еще как будто вместе, уже как будто врозь.

А письма и стихи, разбуженные ночью,
Разорванные в клочья, возводят миражи.
И женщины мои являются воочью,
Подобны многоточью — ни истины, ни лжи.

У нас опять зима.
И снова в изголовье
Бессонная свеча то вспыхнет, то замрет.
Но как себя ни тешь придуманной любовью,
А дряхлое зимовье рассыплется вот-вот,

Как карточный дворец.
Ветрами снеговыми
Разносят мое имя пространства зимней тьмы.
И женщины мои уходят за другими,
Становятся чужими. До будущей зимы.


А у вас какие любимые новогодне-зимне-рождественские стихи?..

PS. Вообще-то у нас у всех тоже Бродский — «В Рождество все немного волхвы…» и еще вот это, да:

«В холодную пору, в местности, привычной скорей к жаре,
чем к холоду, к плоской поверхности более, чем к горе,
младенец родился в пещере, чтоб мир спасти:
мело, как только в пустыне может зимой мести.
Ему все казалось огромным: грудь матери, желтый пар
из воловьих ноздрей, волхвы — Балтазар, Гаспар,
Мельхиор; их подарки, втащенные сюда.
Он был всего лишь точкой. И точкой была звезда….»

Но так как мы не могли решить, кто именно из нас возьмет его себе, то подумали — пусть никто, все равно его все знают. Поскольку — ну гениально же.


Читайте также:

(16 оценок, среднее: 4,81 из 5)
Загрузка...
24
24
Читайте также
Спецпроект
Комментарии
24
Комментировать
SVETLANA
27 декабря, 2020 at 11:27
Какой прекрасный материал, спасибо, девочки! Буду перечитывать
ответить
Заполните все поля
Отправить
Елена
27 декабря, 2020 at 12:31
О, как принято читать здесь Щербакова — спасибо, Яна) Мне перед Новым годом почему-то очень заходит его вторая интермедия, есть в ее музыке что-то празднично-чумное. И очень интересное сочетание у Маши!
ответить
Заполните все поля
Отправить
Ya-z-va (-> Елена)
27 декабря, 2020 at 14:13
Щербакова я могу читать, петь и слушать всего и всегда:)
ответить
Заполните все поля
Отправить
Maria (-> Елена)
28 декабря, 2020 at 14:59
Елена, спасибо) я искала новогоднюю песню и вспомнила про эту. Если читать стихами - они довольно жесткие, а с музыкой для меня получается праздник :)
ответить
Заполните все поля
Отправить
elenach112
27 декабря, 2020 at 12:54
В эти суматошные дни заземляюсь Strangers in the night Синатры и Dancing cheek to cheek Армстронга/Фитцджеральд.
Вроде бы, не новогодние тексты, но так хорошо ложатся на то, чего обычно ждут от НГ: ночь, музыка, волшебство, огоньки, ожидания, очаровательные взмахи ресницами, мечты, пузырьки шампанского, все такое.
ответить
Заполните все поля
Отправить
elenach112 (-> elenach112)
27 декабря, 2020 at 12:56
Любимое из рождественского:

Их-то Господь — вон какой!
Он-то и впрямь настоящий герой!
Без страха и трепета в смертный бой
Ведёт за собой правоверных строй!
И меч полумесяцем над головой,
И конь его мчит стрелой!
А наш-то, наш-то — гляди, сынок —
А наш-то на ослике — цок да цок —
Навстречу смерти своей.

А у тех-то Господь — он вон какой!
Он-то и впрямь дарует покой,
Дарует-вкушает вечный покой
Среди свистопляски мирской!
На страсти-мордасти махнув рукой,
В позе лотоса он осенён тишиной,
Осиян пустотой святой.
А наш-то, наш-то — увы, сынок, —
А наш-то на ослике — цок да цок —
Навстречу смерти своей.

А у этих Господь — ого-го какой!
Он-то и впрямь владыка земной!
Сей мир, сей век, сей мозг головной
Давно под его пятой.
Вкруг трона его весёлой гурьбой
— Эван эвоэ! — пляшет род людской.
Быть может, и мы с тобой.

Но наш-то, наш-то — не плачь, сынок, —
Но наш-то на ослике — цок да цок —
Навстречу смерти своей.
На встречу со страшною смертью своей,
На встречу со смертью твоей и моей!
Не плачь, она от Него не уйдёт,
Никуда не спрятаться ей!

Тимур Кибиров
ответить
Заполните все поля
Отправить
elenach112 (-> elenach112)
27 декабря, 2020 at 12:59
Ну, а 10 января /как показал жизненный жопыт прошлого года/ очень пригодится Пастернак:

...В кашне, ладонью заслонясь,
Сквозь фортку крикну детворе:
- Какое, милые, у нас
Тысячелетье на дворе?

Кто тропку к двери проторил,
К дыре, засыпанной крупой,
Пока я с Байроном курил,
Пока я пил с Эдгаром По?..

/#извенити, я тут между уборками за комп присела, поэзия - она спасает)/
ответить
Заполните все поля
Отправить
aether
27 декабря, 2020 at 15:18
Тут пожалуй не хватает еще напитков )) будет кофе-кошка итд

Яна, спасибо за Щербакова, забыла про него совсем, а зря)) а настин набор прямо не эмоции, а прямо телесные ощущения вызывает, круто))))
ответить
Заполните все поля
Отправить
Катя
27 декабря, 2020 at 16:16
Спасибо большое за стихи! А музыка уже была? Очень интересно было бы послушать плейлисты от авторов инсайдера ) И праздничные и будничные )
ответить
Заполните все поля
Отправить
Ya-z-va (-> Катя)
27 декабря, 2020 at 22:12
Ну Щербаков это по факту и плейлист тоже)
ответить
Заполните все поля
Отправить
Елена
27 декабря, 2020 at 17:54
Из рождественского очень люблю Пастернака, "Рождественская звезда"

Стояла зима.
Дул ветер из степи.
И холодно было младенцу в вертепе
На склоне холма.

Его согревало дыханье вола.
Домашние звери
Стояли в пещере,
Над яслями теплая дымка плыла.

Доху отряхнув от постельной трухи
И зернышек проса,
Смотрели с утеса
Спросонья в полночную даль пастухи.

Вдали было поле в снегу и погост,
Ограды, надгробья,
Оглобля в сугробе,
И небо над кладбищем, полное звезд.

А рядом, неведомая перед тем,
Застенчивей плошки
В оконце сторожки
Мерцала звезда по пути в Вифлеем.

Она пламенела, как стог, в стороне
От неба и Бога,
Как отблеск поджога,
Как хутор в огне и пожар на гумне.

Она возвышалась горящей скирдой
Соломы и сена
Средь целой вселенной,
Встревоженной этою новой звездой.

Растущее зарево рдело над ней
И значило что-то,
И три звездочета
Спешили на зов небывалых огней.

За ними везли на верблюдах дары.
И ослики в сбруе, один малорослей
Другого, шажками спускались с горы.
И странным виденьем грядущей поры
Вставало вдали все пришедшее после.
Все мысли веков, все мечты, все миры,
Все будущее галерей и музеев,
Все шалости фей, все дела чародеев,
Все елки на свете, все сны детворы.

Весь трепет затепленных свечек, все цепи,
Все великолепье цветной мишуры…
…Все злей и свирепей дул ветер из степи…
…Все яблоки, все золотые шары.

Часть пруда скрывали верхушки ольхи,
Но часть было видно отлично отсюда
Сквозь гнезда грачей и деревьев верхи.
Как шли вдоль запруды ослы и верблюды,
Могли хорошо разглядеть пастухи.
— Пойдемте со всеми, поклонимся чуду,-
Сказали они, запахнув кожухи.

От шарканья по снегу сделалось жарко.
По яркой поляне листами слюды
Вели за хибарку босые следы.
На эти следы, как на пламя огарка,
Ворчали овчарки при свете звезды.

Морозная ночь походила на сказку,
И кто-то с навьюженной снежной гряды
Все время незримо входил в их ряды.
Собаки брели, озираясь с опаской,
И жались к подпаску, и ждали беды.

По той же дороге, чрез эту же местность
Шло несколько ангелов в гуще толпы.
Незримыми делала их бестелесность,
Но шаг оставлял отпечаток стопы.

У камня толпилась орава народу.
Светало. Означились кедров стволы.
— А кто вы такие? — спросила Мария.
— Мы племя пастушье и неба послы,
Пришли вознести вам обоим хвалы.
— Всем вместе нельзя. Подождите у входа.
Средь серой, как пепел, предутренней мглы
Топтались погонщики и овцеводы,
Ругались со всадниками пешеходы,
У выдолбленной водопойной колоды
Ревели верблюды, лягались ослы.

Светало. Рассвет, как пылинки золы,
Последние звезды сметал с небосвода.
И только волхвов из несметного сброда
Впустила Мария в отверстье скалы.

Он спал, весь сияющий, в яслях из дуба,
Как месяца луч в углубленье дупла.
Ему заменяли овчинную шубу
Ослиные губы и ноздри вола.

Стояли в тени, словно в сумраке хлева,
Шептались, едва подбирая слова.
Вдруг кто-то в потемках, немного налево
От яслей рукой отодвинул волхва,
И тот оглянулся: с порога на деву,
Как гостья, смотрела звезда Рождества.
ответить
Заполните все поля
Отправить
Ya-z-va (-> Елена)
27 декабря, 2020 at 23:44
Это прямо великий стих, без дураков)
ответить
Заполните все поля
Отправить
Аннушка
27 декабря, 2020 at 20:27
Спасибо за подборку! Я стихи с детства не люблю и читаю крайне редко, а тут зависла. 2020, что ж ты с нами сделал))))
ответить
Заполните все поля
Отправить
Ya-z-va (-> Аннушка)
27 декабря, 2020 at 21:58
Думаю это не 2020, просто время вам пришло :)
ответить
Заполните все поля
Отправить
Марика
28 декабря, 2020 at 11:37
Спасибо огромное за стихи, поэзию очень люблю, приятно видеть ее в вашем блоге. Раз пошла такая пьянка:

Александр Блок

Старый год уносит сны
Безмятежного расцвета.
На заре другой весны
Нет желанного ответа.
Новый год пришел в ночи
И раскинул покрывало.
Чьи-то крадутся лучи,
Что-то в сердце зазвучало.
Старый год уходит прочь.
Я невнятною мольбою,
Злая дева, за тобою
Вышлю северную ночь.
Отуманю страстью сны
Безмятежного расцвета,
Первый день твоей весны
Будет пламенное лето...
(1901)

Еще люблю новогодние у Бродского, Саши Черного (особенно желчную "Новую цифру", но оно большое, не буду приводить здесь), Пастернака.

И у Мандельштама вот это:

Сусальным золотом горят
В лесах рождественские елки,
В кустах игрушечные волки
Глазами страшными глядят.

О, вещая моя печаль,
О, тихая моя свобода
И неживого небосвода
Всегда смеющийся хрусталь!

1908 г.
ответить
Заполните все поля
Отправить
Maria (-> Марика)
28 декабря, 2020 at 15:02
как здорово! спасибо!) Люблю Блока очень
ответить
Заполните все поля
Отправить
Елена
28 декабря, 2020 at 16:16
Снег идет, оставляя весь мир в меньшинстве.
В эту пору — разгул Пинкертонам,
и себя настигаешь в любом естестве
по небрежности оттиска в оном.
За такие открытья не требуют мзды;
тишина по всему околотку.
Сколько света набилось в осколок звезды,
на ночь глядя! как беженцев в лодку.
Не ослепни смотри! Ты и сам сирота,
отщепенец, стервец, вне закона.
За душой, как ни шарь, ни черта. Изо рта —
пар клубами, как профиль дракона.
Помолись лучше вслух, как второй Назорей,
за бредущих с дарами в обеих
половинках земли самозванных царей
и за всех детей в колыбелях.
ответить
Заполните все поля
Отправить
Елена (-> Елена)
28 декабря, 2020 at 16:22
...Посмотри, сколько разной чуши, ерунды золотой и нарядной,
висит на убитой елке: облепиха, Урал, Алтай,
и Россия висит на ветке,и синий шар Амстердама,
и дворник скребет лопатой, и яблоко - Индокитай.

Хорошо, что еще на свете
остается - так елок много
(да и если немного осталось): одиноких, двойных, тройных.
Как сказал Сашин тесть перед смертью: - Дайте ложечку Нового Года
(вот именно так и сказал "дайте ло-жеч-ку нового года")
приложился к шипучей ложке, удостоворился - и затих.

По-моему замечательно. - По-моему, всё - замечательно,
и то, что умрем - замечательно, и то, что живем - хорошо.
... на елке висит и качается ушастое ваше сиятельство,
щенячее наше сиятельство, доказанное рождество.
ответить
Заполните все поля
Отправить
Елена (-> Елена)
28 декабря, 2020 at 16:26
Пока я спал, повсюду выпал снег -
он падал с неба, белый, синеватый,
и даже вышел грозный человек
с огромной самодельною лопатой
и разбудил меня. А снег меня
не разбудил, он очень тихо падал.
Проснулся я посередине дня,
и за стеной ребёнок тихо плакал.
Давным-давно я вышел в снегопад
без шапки и пальто, до остановки
бежал бегом и был до смерти рад
подруге милой в заячьей обновке -
мы шли ко мне, повсюду снег лежал,
и двор был пуст, вдвоём на целом свете
мы были с ней, и я поцеловал
её тогда, взволнованные дети,
мы озирались, я тайком, она
открыто. Где теперь мои печали,
мои тревоги? Стоя у окна,
я слышу плач и вижу снег. Едва ли
теперь бы побежал, не столь горяч.
(Снег синеват, что простыни от прачек.)
Скреби лопатой, человече, плачь,
мой мальчик или девочка, мой мальчик.
ответить
Заполните все поля
Отправить
Няня Огг
28 декабря, 2020 at 16:47
Горячая зима! Пахучая! Живая!
Слепит густым снежком, колючим, как в лесу,
Притихший Летний сад и площадь засыпая,
Мильоны знойных звезд лелея на весу.

Как долго мы ее боялись, избегали,
Как гостя из Уфы, хотели б отменить,
А гость блестящ и щедр, и так, как он, едва ли
Нас кто-нибудь еще сумеет ободрить.

Теперь бредем вдвоем, а третья — с нами рядом
То змейкой прошуршит, то вдруг, как махаон,
Расшитым рукавом, распахнутым халатом
Махнет у самых глаз, — волшебный, чудный сон!

Вот видишь, не страшны снега, в их цельнокройных
Одеждах, может быть, все страхи таковы!
От лучших летних дней есть что-то, самых знойных,
В морозных облаках январской синевы.

Запомни этот день, на всякий горький случай.
Так зиму не любить! Так радоваться ей!
Пищащий снег, живой, бормочущий, скрипучий!
Не бойся ничего: нет смерти, хоть убей.
ответить
Заполните все поля
Отправить
Няня Огг (-> Няня Огг)
28 декабря, 2020 at 16:48
А. Кушнер
ответить
Заполните все поля
Отправить
Джин
28 декабря, 2020 at 17:18
Даже не буду извиняться, искренне не понимаю почитателей творчества Мельницы
Ни один вдумчивый текст не искупается гнусавым голосом а-ля дрель утренняя, восьмичасовая

Рождество, говорите, хех

NOËL
Ура! в Россию скачет
Кочующий деспо́т.
Спаситель горько плачет,
За ним и весь народ.
Мария в хлопотах Спасителя стращает:
«Не плачь, дитя, не плачь, суда́рь:
Вот бука, бука — русский царь!»
Царь входит и вещает:

«Узнай, народ российский,
Что знает целый мир:
И прусский и австрийский
Я сшил себе мундир.
О радуйся, народ: я сыт, здоров и тучен;
Меня газетчик прославлял;
Я пил, и ел, и обещал —
И делом не замучен.

Послушайте в прибавку,
Что сделаю потом:
Лаврову дам отставку,
А Соца — в желтый дом;
Закон постановлю на место вам Горголи,
И людям я права людей,
По царской милости моей,
Отдам из доброй воли».


От радости в постеле
Запрыгало дитя:
«Неужто в самом деле?
Неужто не шутя?»
А мать ему: «Бай-бай! закрой свои ты глазки;
Пора уснуть уж наконец,
Послушавши, как царь-отец
Рассказывает сказки».
АС Пушкин

Какой год, такая и ноэль)))
ответить
Заполните все поля
Отправить
Tulipa
29 декабря, 2020 at 00:45
Агния Барто

В защиту Деда-Мороза

Мой брат (меня он перерос)
Доводит всех до слез.
Он мне сказал, что Дед Мороз
Совсем не Дед Мороз!

Он мне сказал:
— В него не верь! —
Но тут сама
Открылась дверь,

И вдруг я вижу —
Входит дед.
Он с бородой,
В тулуп одет,
Тулуп до самых пят!
Он говорит:
— А елка где?
А дети разве спят?

С большим серебряным мешком
Стоит, обсыпанный снежком,
В пушистой шапке дед.
А старший брат твердит тайком:
— Да это наш сосед!

Как ты не видишь: нос похож!
И руки, и спина! —
Я отвечаю: — Ну и что ж!
А ты на бабушку похож,
Но ты же не она!
ответить
Заполните все поля
Отправить
Svetik183412
1 января, 2021 at 11:10
Маша спасибо за Gaudete. Я просто обожаю Мельницу и для меня многие их песни - истинно зимние. Та же Анестезия например. А шикарные Рукописи с нового альбома....Мррррмм.
ответить
Заполните все поля
Отправить
Заполните все поля
Отправить
Новые комментарии приходят по электронной почте.
Архив