Dermablend #PROуверенность. Гемангиома: история Саши

maxresdefault
В Vichy нашли четырех героинь с проблемами кожи для проекта Dermablend, получившего кодовое название #ProУверенность. Сегодня — история о Саше и ее гемангиоме.
Саше 28 лет, она работает администратором в одной из фотостудий Санкт-Петербурга.

Пятно на ее лице — это гемангиома, доброкачественное образование, которое заметно, как правило, с рождения. Мы поговорили с Сашей о том, как ей живется с этим.

— Саша, у вас всю жизнь гемангиома? Пытались ли ее как-то удалить?

— Да, это с рождения. Когда мне было года три, родители ходили со мной к одной женщине-экстрасенсу, она провела несколько сеансов, обещала, что все уберет… Как видите, не получилось -).

— Если вас водили уже в три года, значит вы уже тогда переживали — или это переживали родители?

— Наверное, сейчас уже не помню. А так да — стеснялась все время в детстве.

— Когда именно начали стесняться, не помните? Что-то произошло?

— Первое воспоминание, что люди что-то говорят про мое пятно — в детском лагере, мне было 8 или 9 лет. Мальчики начали над ним смеяться. Меня и до этого брат с сестрой дразнили, но это было необидно, а тут в лагере задело. Я все равно со всеми старалась общаться, дружить. Но неуверенность в себе была, правда, не знаю, связана ли она с дразнилками или я сама себе что-то напридумывала. Помню, что у меня тогда были прямые волосы и я ходила с челкой всегда, опускала голову, чтобы не привлечь к пятну внимание.

— Было ли сложно в школе?

— Дело в том, что я вообще довольно стеснительный человек. Связано ли это с пятном — не знаю, мне кажется, я сама по себе такая. Но если я с кем-нибудь дружу, то довольно общительна. И в школе я была одной из популярных девочек, отличница, со всеми дружила. Скорее это было внутреннее ощущение, что что-то не так со мной и все смотрят — это было некомфортно. Но друзья, например, привыкают и не видят уже. Это какие-то новые люди или на улице прохожие, бывает, смотрят. Или дети.

— Были какие-то неприятные моменты в жизни, связанные с этим пятном, которые сложно забыть?

— Я пыталась вспомнить что-то особенное к этим съемкам, но не смогла. Возможно, я специально это забыла, у меня бывает. Скорее это детские общие впечатления — тяжелые взгляды незнакомцев. Знакомые-то, слава богу, все нормальные -). Да и мне, наверное, повезло — иногда я вижу гораздо более крупные и заметные гемангиомы.

— Попыток удалить пятно в итоге вы не делали?

— Лет в 15 я пошла на консультацию к врачу, чтобы узнать, как это убрать. Мне рассказали, что можно попробовать лазер и другие методы. Но все это было либо очень дорого и без какого-то идеального результата, либо очень страшно, потому что удаление есть еще и хирургическим путем. Должен был бы остаться шрам, но меня это не пугало, скорее, пугала сама процедура. И я решила, что да ну его.

— Есть ли какие-то ограничения для жизни с гемангиомой или можно о ней не вспоминать?

— Загорать, говорят, нельзя. Я не очень-то и люблю, но все равно, если на пляже — всегда прикрываю. В солярий никогда не ходила. А так — нет, совершенно никаких неудобств.

— Мешало ли пятно как-то в личной жизни?

— У меня довольно долго не было мальчиков… Наверное, как-то влияло, может, не смотрели, потому что стеснялись с такой девочкой встречаться. А сейчас все хорошо.

— Можно ли сказать, что пятно не дало сделать чего-то, чего хотелось в жизни? Не знаю, не пошли в актрисы, а хотели?

— Вряд ли. Я со своей вот этой зажатостью и так не пошла бы в актрисы -). Скорее, это было связано с общей неуверенностью в себе.

— Маскируете ли вы свое пятно каждый день?

— Сейчас уже нет. В подростковом возрасте и на младших курсах универа я тональным кремом все скрывала — но все равно не намертво, а просто делала бледнее. Сейчас уже вообще об этом не думаю. Года два назад меня отпустило и я подумала: чего стесняться? И коротко постриглась.

— Значит, до этого все же было не все равно?

— Мне было уже вполне спокойно, я привыкла к нему, относилась нейтрально. Но вот сейчас поняла, что даже взгляды меня уже не трогают. Ну взгляды и взгляды.

— Как это произошло, вы позврослели? Общая уверенность в жизни повысилась? Сочетание того, что на работе и с любимым человеком все хорошо?

— Тут скорее наоборот. Было потрясение в жизни и я пересмотрела много своих взглядов, образ действия, мыслей. На этой общей волне и приняла ситуацию.

— Что за потрясение?

—  Я рассталась с любимым человеком, очень сильно любимым. Была в депрессии, очень сильно грустила. Читала психологические книги, к психологу ходила. И довольно быстро из этого вышла, месяца за три. Решила что-то резко поменять. Постриглась гораздо короче, чем обычно. До того я все равно как-то скрывала за волосами пятно, делала челку. А потом я просто открыла свой лоб и забыла про это дело.

— Приняли себя полностью?

— Да.


— Какие сейчас планы и мечты?

— Хочу поехать куда-нибудь пожить в другом месте. Всегда мечтала о Европе — или у меня подруга в Аргентине живет, зазывает меня, говорит, там есть чем заняться и фотографов не хватает -). Поэтому планы, наверное, еще пару лет посидеть покопить денег — и двинуть.

— До этого мало путешествовали?

— По близлежащим местам — Белоруссия, Украина, сейчас Финляндия и Эстония, они ж с Питером рядом. Впервые полетела куда-то только пять лет назад, совсем недавно, считай.

— В рабочем плане планируете развиваться как фотограф?

— Да, это было бы интересно… Но индустрия сейчас так завязана на стандартах даже не красоты, а того, как все должны выглядеть, девушки особенно.

— Стандарты ретуши скорее. 

— Да, вот эта ретушь типичная банальная. Из-за этого в последнее время переосмысливаю, хочу я это делать или нет. Сейчас в основном я снимаю город, уличные фотографии, в студии снимаю только своих друзей. Потому что когда вижу результаты многих съемок, начинаю сомневаться, что хочу быть фотографом.

— Возможно, нужна какая-то своя ниша?

— Может, вот интересно сейчас попробовать снимать предметку. Архитектура, стрит-фотография — это увлекает. Но опять же, репортеры, корреспонденты этому учатся по несколько лет. А я…

— Чувствуется, что в профессии неуверенность в себе еще в вас осталась.

— Да, есть. Будем считать это точкой для роста. Многие профессионалы, которые мне кажутся богами, говорят, что им еще много чему есть учиться — так что это нормально.

— То, что вы выглядите чуть иначе, повлияло на ваши собственный взгляд на красоту?

— Мне кажется, сейчас на изменение восприятия красоты влияет то, что все стали говорить о лукизме, о том, что не надо навязывать людям стереотипы, как они должны выглядеть. А я сама, с тех пор как приняла себя, смотрю на людей гораздо… лояльнее что ли, чем раньше.

Хотя и у меня есть свои пунктики — не люблю неестественное: нарощенные волосы, надутые губы. Над ними многие похихикивают — но все всё равно делают. Я считаю, что есть необходимые процедуры, а есть… не очень -). И тут у меня в голове противоречие: с одной стороны, я не должна тут свой взгляд демонстрировать, так как это нетерпимость, а с другой стороны, мне это не нравится, что я могу с этим поделать?


— С тех пор, как вам было 15 лет, что-то продвинулось в лечении гемангиом?

— Недавно услышала, что появился какой-то способ, лазером прижигают. Это же нарушение кровообращения, прижигают сосуды и оно само как-то рассасывается в итоге. Мне даже не верится, что такое может быть. Но я и спрашивать не буду, потому что я уже привыкла и успокоилась на эту тему.

— А если бы вы завтра проснулись, а пятна нет — поменялось бы что-нибудь?

— Вот на эту тему у меня есть история. Наверное, это был первый момент принятия себя. Когда мне впервые сделали профессиональный макияж на свадьбу, визажист, не спросив меня, замазала пятно целиком. И это было очень странно! Я посмотрела в зеркало и не узнала себя. Мне казалось, что это вообще другой человек. На фотографиях я себе ужасно не понравилась, прям вот вообще не я. И тогда я поняла, что уууу, зачем мне его как-то трогать? Это часть меня.

— Что бы вы сказали другим девочкам со схожей проблемой?

— Это надо пережить. И да, для меня важным этапом стал тот момент, когда пятно впервые «стерли». Попробуйте, посмотрите, как вы без него выглядите.

Почему девочки переживают? Потому что любимого человека нет. «Кто в меня такую влюбится?» Это все ерунда, влюбится еще как!

Почитайте книги о принятии себя. Я раньше была на себя в обиде и злилась, все это накладывало отпечаток. Но я научилась себя любить — и мне стало хорошо.


Спасибо Саше за храбрость рассказать свою историю.

Если у вас есть похожие проблемы и ваш выбор сейчас — скрывать особенности кожи, чтобы чувствовать себя комфортно — посмотрите еще раз в общем ролике проекта, на что способен Dermablend.


Друзья, Vichy проводит конкурс: до 30 ноября запишите вашу фото- или видеоисторию о том, как Dermablend помог вернуть чувство уверенности в себе, и поделитесь ей в социальных сетях с хэштегами #PROУВЕРЕННОСТЬ #dermablend и #vichyrussia.

5 победительниц получат профессиональную фотосессию в подарок. Еще 10 номинантов получат корзину продуктов Vichy в подарок.

С правилами можно ознакомиться здесь.


Читайте также:





12 комментариев

Добавить
  1. Мари

    Саша совершенно очаровательная девушка (была с ней немного знакома в реале и очень приятно увидеть её здесь — не удивлена, что бьюти-инсайдеры её выбрали). Интервью хорошее: совсем небольшое внимание внешнему и очень много про внутреннее — про работу, творчество. Это здорово 🙂

  2. Atan

    Очень мудрая девушка… В ответах здравомыслие и доброжелательность.

  3. Кира

    «Всегда мечтала о Европе — у меня и подруга в Аргентине живет» — ШТО

    при чем здесь Аргентина и Европа?

  4. Наталья

    Саша ты умница и ОООЧЕНЬ храбрая девушка. И ты очень уверенная в себе! Так держать. У меня тоже есть гемангиома только она на ноге между пальцами, ее практически и не видно, но все равно…лучше бы ее не было…

  5. Любовь

    У меня тоже гемангиома, но только на руке. Всегда ношу вещи с длинным рукавом, летом никогда не носила сарафаны, майки и футболки с длинным рукавом-стеснялась.
    Никому не пожалею родиться с такими пятнами на лице и теле.
    Как только в нашей аптеке появится данное средство обязательно приобрету попробовать, хотя… сколько было их куплено уже за мою жизнь — деньги на ветер.

  6. EvenOver

    Саша, вы молодец! Насчет гемангиомы каждый случай разный. Я лежала в третьем меде в Москве делала ортогнотию так вот там с гемангиомами боятся слерозируя сосуды спиртом.

  7. Екатерина К.

    По-моему, у девушки и так с уверенностью в себе полный порядок, Dermablend ни при чем.

  8. MyBMD

    Я тоже родилась с гемангиомой, в области декольте.
    Не знаю где и как (маман тоже не рассказывает, партизан) гемангиому удалили… Удалили единственным знакомым методом (в конце 70х) — операцией.
    Шрам между… хмм, хрудей 🙂 меня никогда не смущал. Не помню, что б над ним кто-то смеялся… Выгдялит он как солнце, позитивно даже. 🙂

  9. анастасия

    Приятная девушка! Очень. У Вас все будет хорошо)))

  10. Софья

    Девушка держится молодцом, хвала ей. Непонятно только, если она себя приняла, то зачем пришла на проект?

  11. bebutterfly

    Посмотрела другой ролик, где героиней является Алена с акне и чувства очень противоречивые, и совсем не располагающие к Виши и Дермабленду. Я сама болею акне и знаю, что это такое, но преподносить, что тональный — решений проблемы, с которой можно реально бороться (это не гемангиома) и достигать хороших результатов — как-то ээээ! А еще сын — не знаю, если ли он на самом деле, но если есть и он такое говорит маме, то двойное эээээ…


Добавить комментарий Отменить ответ