Мишель и Бенжамин Альмераки об ароматах, трендах и разделении труда

Ароматы,Парфюмеры
w960
w960
Основатели Parle Moi de Parfum объясняют Маше Ботвининой, почему длина формулы духов иногда обратно пропорциональна качеству, и какие ароматы можно считать великими. 

Мишель Альмерак — один из самых востребованных парфюмеров современности. Можно сказать, легенда. Делал ароматы для Burberry, Bond N 9, Givenchy, Gucci, Shiseido, Dior Fahrenheit. И, наконец, завел Parle Moi de Parfum, такой персональный семейный бренд.

С французского название переводится как «Поговори со мной о духах». Мишель с женой Элизабет и сыновьями Бенжамином и Роменом действительно все время их обсуждают. «За завтраком, обедом и ужином», — как сказала мне Элизабет.

Сейчас в холле отеля «Арарат Парк Хайятт» меня ждут сам Мишель Альмерак и Бенжамин. Оба выглядят слегка уставшими — похоже, гастрольно-презентационный график расписан по минутам. Но в начале лета Parle Moi de Parfum встал на полки Molecule (о чем мы своевременно сообщали), — самое время объяснить широкой публике, чем эти ароматы отличаются от ста уже имеющихся супер-нишевых, архи-эксклюзивных, мега-прекрасных и овер-дорогих.

GRB_010-1


Про произвольную программу и разделение труда

GRB_005-1

Бенжамин Альмерак

И все-таки, кому из вашей семьи пришла в голову идея создать марку?

Бенжамин: Она пришла в три головы сразу — папину, мою и брата. Вообще, все логично сложилось. Мы с детства росли среди разных запахов и разговорах о них. И у нас, конечно, был соблазн пойти по стопам отца. Но, к счастью, мы быстро поняли, что все равно не станем такими же крутыми, как он. Зато я сумел подружиться с маркетингом, а Ромен отлично соображает в аналитике и чувствует тренды.

Но зачем успешному парфюмеру делать собственный бренд, если и так работы хватает?

Мишель: Знаете, у парфюмеров, как у фигуристов, есть обязательная программа, а есть произвольная. Обязательная — работа в компании. В Robertet я чувствую себя частью гигантской машины, и это тоже неплохо. Но мне хочется свободы от маркетинговых рамок, чтобы рассказывать свои, а не придуманные заказчиком истории. Parle Moi de Parfum — моя произвольная программа.

Не тяжело совмещать две работы?

Мишель: Нет, это же удовольствие. Я делаю это для себя, и для всей семьи. И то, что вся семья участвует в процессе — это отлично.

А как в этом семейном бизнесе распределяются обязанности? У вас что, у всех есть job description?

Бенжамин: Ну нет, мы не настолько бюрократизированы:) Каждый может принять участие в любом процессе. Скажем, какие духи выпускать, мы решаем вместе. А дальше — папа придумывает композиции. Ромен — креативный директор, он следит за глобальными тенденциями на рынке, за конкурентами, подбирает названия. На мне — продажи, маркетинг, бухгалтерия, все эти бумажки. А мама делала дизайн бутика.

Кстати, я слышала, у вас интересный формат магазина в Париже?

Бенжамин: Да, это такая парфюмерная лаборатория-мастерская, где на полках стоят ингредиенты, которые можно пробовать. Мы считаем, что так человеку интересней и проще понять, что нравится, а что нет.  А небольшое производство находится тут же, за дверью.

parle-moi-de-parfum-concept-10

Это часть концепции?

Бенжамин: Мы не хотим навязывать ароматы. Не делаем рекламные съемки, не говорим, что вот это непременно надо носить, если вы хотите быть секси, а вот это — если хотите быть в тренде в этом сезоне. Мы за то, чтобы люди самостоятельно решали, как им пахнуть. По той же причине мы не делим ароматы на мужские и женские.

Мишель Альмерак

Мишель Альмерак

В 2016 году вы запустились сразу с 8 ароматами. Вы все их делали прицельно для своего бренда?

Мишель: Не совсем. За годы работы у меня скопилось некоторое количество набросков, которые не вписывались в традиционные рамки. Вроде и не масс-маркет, и не люкс, и явно не подходят под обычные маркетинговые истории. Эти эскизы так и лежали в столе. Перед запуском я их перебрал, выбрал лучшие и чуть скорректировал.


GRB_018

Про гигантские парф-концерны, натуральную парфюмерию и великие духи

До Robertet вы работали в японском концерне Takasago, в Roure, Florasynth, Creations Aromatiques. Чем отличается работа в разных компаниях?

Мишель: Ну, она везде примерно одинакова. Отличаются материалы, которые есть в распоряжении парфюмера. Robertet сам производит сырье, поэтому у меня есть первейший доступ к ингредиентам, которых пока ни у кого нет. В том числе, к натуральным, которые я люблю. К тому же владелец компании — мой друг, и расположен офис в моем родном Грассе.

Если вы любите натуральные компоненты, почему тогда ваша марка не натуральная?

Мишель: Хорошие натуральные духи сделать очень сложно. Я таких почти не встречал. По-моему, более-менее получаются только одеколоны. А синтетика более предсказуема, с ней проще.

Но если смешивать синтетические ингредиенты и натуральные, — получается великолепно. Они раскрывают друг друга, делают аромат шире и богаче. Это не я придумал: еще Франсуа Коти первый соединил синтетику и натуральные компоненты и получил легендарный L`Origan. Без синтетических молекул не было бы великих духов вроде Shalimar.

GRB_015

Вы узнаете свои ароматы, если встречаете их на ком-то в толпе?

Мишель: Конечно. У моих ароматов стабильная формула, которая ровно раскрывается, и узнаваемый характер. Вообще, аромат — как лицо. Он должен запоминаться. Хорошие духи — те, что вы попробовали, и потом узнали через полгода. Opium, YSL, например, ни с чем не перепутать.

Можете ли вы взглянуть на формулу и понять, насколько это будет хороший аромат?

Мишель: Примерно могу. Я люблю короткие простые формулы. А если это три страницы мелким почерком, — скорей всего, получится полная муть.

Что, чем меньше — тем лучше?

Мишель: Да, мне даже себя приходится ограничивать. Я использую 20, максимум 25 игредиентов. Эдмон Рудницка работал так же: в его Eau Sauvage, Dior — 15 компонентов, и в Femme, Rochas — тоже 15.

GRB_021

У вас, наверное, много учеников? Что нужно сделать, чтобы вы взяли молодого парфюмера под свое крыло? 

Мишель: В крупной компании у тебя всегда есть ученики. Они появляются сами собой. Но, к слову, не только я их учу, но и они меня. Это как игра в теннис: ты отправляешь мяч, смотришь, как оппонент его принимает и отправляет обратно. Я так играл с Жеромом Эпинетт (Byredo), Кристофом Рейно, Кристин Нажель.

Знаю, что нишевые парфюмеры не очень любят такие вопросы, но все же спрошу.  Что будет в тренде в ближайшее время?

Мишель: На самом деле ответ на этот вопрос хотели бы знать все. Но никто его не знает! Я тоже не знаю. Могу только предполагать: парфюмерная мода циклична. Приблизительно вырисовывается тренд на фруктовые ноты, на те же натуральные молекулы.  Я даже не исключаю, что вот-вот, наконец, появится марка, способная делать красивые натуральные духи.


Ароматы Parle Moi de Parfum можно попробовать в бутиках Molecule.


Читайте также:

(8 голос., в среднем: 5,00 из 5)
Загрузка...




4 комментариев

Добавить
  1. Диана

    Gucci rush 2! не могу от них отказаться уже 14 лет. Мишель их создал. Теперь мне интересно все что он сделал.

    • Maria

      Диана, мне теперь тоже интересно) собираюсь попробовать внимательнее его работы для Bond №9, мне кажется там у него было больше свободы, чем в ароматах для крупных марок (но это только предположение))


Добавить комментарий Отменить ответ