Независимый
Ресурс
О красоте

Как научиться носить «сложные» духи, и всем ли всегда это так надо?

Мария Ботвинина
Мария Ботвинина 22 октября 2019 82
Как научиться носить «сложные» духи, и всем ли всегда это так надо?

Насколько изменится ваш парфюмерный вкус, если вы всерьез займетесь его развитием? Размышляет Маша Ботвинина.

В эпоху до БИ (то есть ужасно давно) у меня было примерно пять флаконов духов. Мне хватало кубика льда L’eau par Kenzo, радостного Lanvin Eclat, чуть горчащего Salvador Dali Sea & Sun in Cadaques, сладко-цветочных Chanel Chance Eau Tendre (в простонародье — «шанс розовенький») и Rue Rance Eau de La Couronne.

Ни один из этих флаконов (по крайний мере, первых) я не купила сама — дарили друзья и родные. Мне все нравилось и все устраивало. L’eau par Kenzo был вообще моей визитной карточкой, я носила его класса с восьмого и до… Впрочем, он и сейчас стоит у меня на полке.

Свою маленькую коллекцию я не делила ни на какие категории. В ней не было ароматов «зимних», «летних», «на каждый день» и «по особым случаям». Меня даже не сильно занимал вопрос, какие там в них ноты. Кажется, они разные, и этого достаточно. Я об этом не думала. Все мои отношения с духами сводились к паре пшиков перед выходом из дома.

Впрочем, один аромат все же выделялся: перечный Salvador Dali Sea & Sun in Cadaques не хотелось носить зимой. Сейчас бы я сказала, что на холоде он становится острее и царапается, как смерзшиеся снежинки. Тогда просто отставляла в сторону.

А потом случился Beauty Insider. И я поняла, что где-то рядом существует параллельная арома-вселенная, и она огромная, размером с Марианскую впадину. Не то, чтобы я раньше не подозревала об ее существовании, нет — слышала, конечно, краем уха. На том же любимом Бьютиинсайдере читала, опять же. Но где была я, а где — она?

Но если улыбнуться бездне, она улыбнется в ответ. Мне стало интересно. Я начала пробовать подряд все духи, что попадали в наш офис, и пытаться в них разобраться. Для начала — найти хоть какие-то закономерности. Например, выяснила, что у нас с Яной разные вкусы. Но иногда они совпадают. И почему-то чаще всего в том, что касается Tom Ford:) А еще влюбилась в цитрусы Atelier Cologne. Но не знаю, кто в них вообще может не влюбиться? Это ж Райан Гослинг парфюмерного мира!

Большинство ароматов, с которыми я знакомилась «по работе», были сложными. Многогранными, многослойными, как торт «Наполеон». В глубокой задумчивости я выходила с парфюмерных презентаций: духи были или чересчур заковыристыми, или, наоборот, казались слишком простыми. И что из этого есть «хорошо», а что «плохо», понять самостоятельно решительно невозможно. Меня преследовало досадное ощущение, что мне надо решить задачку по физике или написать роман, а я только вчера научилась складывать два и два и писать в прописях, что «мама мыла раму». Или как будто зрение у меня упало до -8, а очки мне прописали с диоптриями — 3. Кое-что видно, конечно, но все как в тумане.

Картинка обретала четкость крайне медленно. Я ходила на презентации, слушала, что говорят спикеры, что говорят парфюмеры, что говорят и пишут парф-эксперты (и до сих пор, кстати, так делаю). Нюхала и слушала, слушала и нюхала, и опять слушала, пытаясь найти собственные слова.

Забавно, но из всего богатого парф-лексикона, который тогда на меня обрушился, самым полезным оказалось словечко «бабушник», услышанное от Кати Хмелевской. Ароматы с прицелом на винтаж, густые, с мускусом и розой. Емкое слово — хороший ориентир.

Бесценный вклад в мое ароматическое просвещение внесли курсы Галины Анни. Два дня мы до головокружения пробовали отдельные душистые вещества, винтажные сокровища и лучшую нишу. Количество полученной информации я, кажется, перевариваю до сих пор. Но тогда я четко зафиксировала момент, когда туман из слов и запахов начал рассеиваться, и в голове появилось нечто, похожее на фундамент. И на него можно потихоньку накладывать разрозненные накопленные кирпичики знаний. Там же, к слову, я нашла, наконец, «нишу», которую хотелось носить. Мне страшно понравились Mark Buxton и N-Cigale. Это было похоже на любовь.

После курсов Анны Зворыкиной пазл стал походить на что-то цельное. Оказалось, одно дело — слушать ароматы, другое — пробовать сделать их самой. Волей-неволей начинаешь замечать тонкости и въезжать в нюансы. Никогда в жизни я не могла представить, что пара капель кедра может превратить почти готовый симпатичный одеколон в зеленую гадость!


Тогда же я стала смотреть на свою «великолепную пятерку» ароматов из добьютиинсайдерских времен другими глазами. Стали ли они хуже? Конечно, нет. Это я стала другой. Зато теперь я знала, что мои L’eau par Kenzo и ланвановский Eclat — не проходные запахи, а признанная классика. И что Salvador Dali Sea & Sun in Cadaques сочинил именитый парфюмер-стахановец Мишель Альмерак, с которым я, между прочим, недавно делала интервью (и ох как волновалась!).

А еще я не заметила, как постепенно перестала обращать внимание на коммерческие ароматы. Они превратились в бесконечный ряд одинаково скучных флаконов. Как солдаты, выстроившиеся на плацу. Только солдаты — в зеленом, а флаконы, в основном, розовые. И не то чтобы они были так уж непременно плохи и не заслуживали никакого внимания. Дело, как говорится, не в тебе, дело во мне. А мне хотелось удивляться: вау, бывает запах гаража. А бывает сгущенки. После таких ольфакторных (и да, я выучила это слово!) потрясений к полкам в условном «Л’Этуале» подходить было не интересно. Это как после бойфренда-троечника-озорника с гитарой (и на мотоцикле!) вдруг пойти на свидание со скучным отличником.

А потом?.. А потом все как-то успокоилось и устаканилось. С одной стороны, я напробовалась всякой экзотики. С другой, рынок переключился на более социально-одобрямые композиции. Вчерашний мотоциклист-троечник променял бунтарскую жизнь на сытую офисную негу. Выяснилось: нишевый аромат — не обязательно сложный и тяжелый, а в его составе — не обязательно дико редкие ингредиенты. Нишевый — значит, что, скорее всего, раздобыть такой флакончик в магазине на углу не удастся. А гарантий, что ни у кого не будет похожего запаха, никаких. Наоборот, грани люкс-ниша стали весьма размытыми.

Я по-прежнему часто слышу на презентациях: «При создании этого аромата мы дали парфюмеру полную свободу». На деле это очень редко значит хоть что-то. Или марки лукавят, или парфюмер, как трамвай, давно встал на накатанные рельсы. Но чаще всего никто не хочет рисковать. И, как следствие, на выходе не получается ничего оригинального. А если и получается, до покупателя это не доходит — оседает в архивах. Тот самый уже упомянутый Мишель Альмерак, легендарный парфюмер, создавший несколько десятков хитов, запустил собственный бренд на основе тех набросков и формул, которые были отвергнуты заказчиками. Прекрасные ароматы.


И, кстати. После курсов Анны Зворыкиной я поняла еще вот что: не все классные духи надо носить на себе. Ко многим композициям «с подвывертом» я теперь отношусь, как к произведению искусства. Они завораживают своей сложностью, их интересно рассматривать с разных сторон, наблюдать, как раскрываются грани. Но носить — нет. Зачем вешать Караваджо в малогабаритку? Может, лучше обойтись симпатичным пейзажем, чем ходить каждый раз мимо и вздрагивать от его величия?

…А вот парфюмерные эксперты до сих пор вызывают у меня легкую зависть. Как они умеют уживаться с такими разными ароматами?! Катя Хмелевская (парфюмерный критик, автор сайта aromablog.ru) говорит, что это легко: «Влюбляюсь, увлекаюсь, погружаюсь, провожу исследования, которыми далеко не всегда делюсь с читателями. Это самая интересная часть жизни и работы. Если б работа не была связана с ароматами, я все равно носила бы разное. Так оно и было много лет, пока я не связала работу и увлечение в единое целое».

Эвалюатор «БрокарЪ» Люба Берлянская рассказывает, что у нее есть несколько signature scents на все случаи жизни. Но вообще спектр ее парф-влюбленностей очень широк, а вкус постоянно меняется: «Чем больше осознанно нюхаешь, тем больше понимаешь. И перестаешь любить то, от чего тащилась, будучи неофитом. Это нормальный процесс погружения в тему. В любой области происходит то же самое, парфюмерия — не исключение».


Люба же описала мне стандартный путь парфюмерного неофита. В начале этого пути человек носит понятные «компотики», потом узнает про нишу — и либо кидается во все тяжкие, начиная превозносить духи с запахом горящих помоек, либо выбирает те же компоты, но уровнем выше. На третьей стадии начинается свобода и принятие, когда ценят не бренд и тренд, а саму композицию.

И тут я задумалась: а я прошла этот путь?.. Да, не будь в моей жизни BI, я, наверное, до сих пор приходила бы в магазин и говорила: «Мне что-нибудь свежее». И тут мало что поменялось, я по-прежнему люблю «свежее». Только теперь я говорю что ищу «цитрусовые, легкие цветочные, зеленые, гурманские, но не слишком». И знаю, что мне нравится ирисы, розовый перец, бобы тонка, ваниль, ветивер, инжир, кофе и еще с десяток нот.

И, чего душой кривить, иногда приятно на вопрос, что это на тебе за аромат, бросить — ах, это Chanel/ Hermes/ Chabaud. Впрочем, я все еще радуюсь леденцовому Perry, Brocard.

Да, мой словарный запас расширился, появилась насмотренность (нанюханность?)), я знаю, что такое «бриф» и регулярно встречаюсь с парфюмерами и создателями брендов.

Да, композиции, которые я выбираю, стали сложнее, интереснее, глубже. На смену Kenzo и Dali пришли Tom Ford Mandarino di Amalfi, Hermes Eau de Citron Noir, Atelier Cologne Cedre Atlas. (Чувствуете запах цитрусовых?!) Chanel Chance заменили цветочные Miller Harris, Chabaud Maison de Parfum Chic and Boheme. Но это все равно цветочные духи.

Появились — и слегка выбиваются на общем фоне — кофейный Café Tuberosa Atelier Cologne и теплый Aerin Tangier Vanille. Но все они спокойные, уравновешенные, не кричащие.

Их — или моя? — суть осталась прежней. И тогда, когда в моей голове не было всей этой тонны парфюмерных познаний, и сейчас мой ароматный гардероб примерно тот же самый. Кровавые бинты, металлические кольчуги и розы в мазуте — не про меня. В сложном, хоть сколько-нибудь царапающемся запахе мне сложно. Он мешает, отвлекает, надоедает, как все время развязывающийся шнурок. Хотя, возможно, только пока, потому что недавно случилось беспрецедентное: дома мне таки сказали, что свитер от новенького (и очень классного!) Illusione for him, Bottega Veneta лучше бы проветрить.

Так что теперь я думаю, что выбор духов — это вообще не про поиск знакомых нот, брендов или чье-то имя на коробке. А про поиск баланса, который духи вносят в ваше мироощущение. Джон Моллой недавно мне сказал, что аромат — часть пирамиды Маслоу. То, что влияет на наши эмоции и помогает другим людям нас воспринимать.

Сейчас мне кажется, он очень прав. Впрочем, возможно, я еще в середине третьей стадии, описанной Любой Берлянской. Так или иначе, духи, как любое знание, в которое ты погружаешься с головой, нужно тебе лишь затем, чтобы лучше понять самого себя.


Читайте также:



(33 оценок, среднее: 4,42 из 5)
Загрузка...
Читайте также
Спецпроект
Бюджетная косметика
Комментарии-
Идёт загрузка...