Независимый
Ресурс
О красоте

Что такое сказкотерапия? И как она поможет, если вы уже выросли?

Оля Третьякова
Оля Третьякова 1 октября 35
Что такое сказкотерапия? И как она поможет, если вы уже выросли?

Можно ли разобраться со своими желаниями, выплеснуть эмоции и проработать травму, перечитав детские сказки? Разбираемся с психологами.

Наши эксперты:

Что такое сказкотерапия?

Екатерина Винокурова: Один из методов психологической работы. Сказка — метафора. Через нее можно решать взрослые проблемы. Какие сказки человек любил в детстве, что думает о героях, – все это во многом характеризует его самого.

То есть сказкотерапия – это обсуждение сказок с психологом?

Не только. Еще можно читать вместе с терапевтом и рисовать иллюстрации. А иногда психолог просит вас написать сказку, чтобы потом ее обсудить. Кстати, сказки бывают не только народные, но и терапевтические, которые психолог придумал с учетом интересов и болевых точек клиента.

Екатерина Винокурова: Один из форматов сказкотерапии – прослушивание сказки (существующей или придуманной психологом). В этом случае восприятие происходит на двух уровнях – сознательном и бессознательном. На сознательном – просто слушаем интересную историю. Но бессознательно проводим параллель между сюжетом и своей жизнью и можем извлечь из этого некий урок.

А почему просто не спросить человека о проблемах?

Екатерина Винокурова: Потому что метафора, заложенная в сказке, воспринимается легче, чем прямой совет. Если терапевт выскажет конкретную гипотезу о причинах ваших трудностей в жизни, это может вызвать сопротивление и даже желание сменить терапевта. Но если та же гипотеза содержится в сказке или легенде, которая совсем не про вас, а про Принца или Снежинку, защищаться психике ни от чего не понадобится. Можно спокойно обдумать эту историю и взять из нее столько, сколько захочется.

Ирина Катин-Ярцева: Сказка для взрослых – возможность получить доступ к происходящему в подсознании, в обход защитных механизмов увидеть «сон наяву». Язык этого уровня – символы, метафоры. Расшифровав их, мы получаем более полную информацию о том, что с нами происходит, какие чувства рвутся наружу, какие места нашей психики скрывают боль, какие застывшие схемы мышления и поведенческие программы работают, не давая свободно размышлять и выбирать лучшее.

Екатерина Мушат: А еще это может сделать человека более многогранной личностью. Взрослым, которым не читали сказок в детстве, сложнее мечтать, творить, воображать.

Какие сюжеты в сказках чаще всего повторяются?

Ирина Катин-Ярцева: На самом деле есть ограниченное число сюжетов и типичных персонажей. Все они описаны, например у Проппа и Аарне-Томпсона.

Екатерина Мушат: Чаще всего в сказках встречаются сюжеты о животных-помощниках («Крошечка-Хаврошечка»), о взаимоотношениях мачехи и падчерицы («Золушка»), о сложностях, которые надо преодолеть ради счастья («Красавица и чудовище»).

Екатерина Винокурова: Да, классика — «Путь героя». Есть главный персонаж, которому предстоит преодолеть препятствия, что-то узнать, победить врага — и получить заслуженную награду («Царевна-лягушка»).

О чем говорит наш выбор любимой сказки? Мы повторяем ее сценарий?

Екатерина Винокурова: Не всё так прямолинейно, хотя и такое случается. Но в любимой сказке однозначно что-то будет нас захватывать. Может, судьба главного героя или чувства, которые он переживает. А может, сказка похожа не на реальную вашу жизнь, а на идеальную, в которой сбываются мечты и желания.

Ирина Катин-Ярцева: Взаимодействие персонажей можно рассматривать как внутренний конфликт разных сторон одного человека: мы чего-то хотим, но по ряду причин не можем себе позволить. И то, как этот вопрос решается в сказке, отражает наш способ решения похожих проблем. В этом смысле интересно посмотреть, что в итоге происходит с отрицательным персонажем: его казнят или перевоспитывают? А что происходит с главными героями? Их награждают за страдания («Золушка») или дают что-то в подарок в качестве благодарности («Конек-Горбунок»)?

Екатерина Мушат: Важна интерпретация. О чем эта сказка для человека? Какие моменты он упускает, а на чем делает акцент? Что его больше всего впечатлило? Его устраивает финал? Кстати, придумывание другого финала или продолжения сказки — один из методов сказкотерапии.

А если любимой сказки у человека не было и нет, это о чем-то говорит?

Ирина Катин-Ярцева: Иногда — о том, что в детстве человеку просто не читали сказок. Иногда — что сказки, особенно определенные, попадают в больное место. А порой любимая сказка теряет актуальность и забывается, когда решаются проблемы, которые с ней резонировали.

Екатерина Мушат: Еще это может говорить о том, что человек излишне рационален. И это тоже проблема. Таким людям тяжело найти контакт с детьми — они не могут спуститься с «рацио» на уровень игры, где нужно проявлять эмоции. Со своим «внутренним ребенком» им не менее тяжело. Таким людям бывает сложно разобраться в своих желаниях.

А если народные сказки человек не любит, но любит современные и фэнтези («Гарри Поттера», «Хроники Нарнии»), это как-то его характеризует?

Екатерина Винокурова: Терапевты не ставят «диагнозы» по любимым сказкам, а приглашают к их изучению для лучшего понимания себя. Но народная сказка — произведение, прошедшее «шлифовку» временем, в ней содержится послание предков, такая квинтессенция народной мудрости. А современная сказка – авторское произведение, то есть плод воображения и проекций одного конкретного человека. Иногда мудрого и образованного, а иногда – не очень.

Какие сказки стоит читать взрослым?

Екатерина Винокурова: Если мы говорим о сказкотерапии для взрослых, то лучше доверить дело специалисту. Он, узнав о проблемах клиента и его биографии, сможет предположить, какие сказки стоит читать, проигрывать, обсуждать или сочинять.

Екатерина Мушат: Нет плохих или хороших сказок, все чему-то учат. Сказки, которые нам не нравятся, кстати, тоже достойны нашего внимания. Что конкретно не нравится? Какие эмоции человек испытывает при прочтении? Почему? Эти вопросы помогут лучше узнать себя.

Человек считает своей любимой сказкой, «Золушку». О чем это говорит?

Ирина Катин-Ярцева: Это немножко гадание по аватарке. Но раз вы вы настаиваете…:) Всё зависит от человека и контекста. Для кого-то это будут воспоминания про любимую бабушку, которая в детстве читала «Золушку» под печенье с молоком, для другого — про утренник в детском саду, на который мама соорудила фантастическое платье, для третьего – про отчаяние нищеты и мечту о спасении, для четвертого – про мир, где прийти к успеху можно только через красоту, лишения и брак с мужчиной высокого статуса. Всегда надо обсуждать, что именно видит в сказке и персонажах конкретный человек, про что для него эта история, какие детали для него важны.

А если «Спящая красавица»?

Екатерина Мушат: В этой сказке спящую принцессу спасает прекрасный принц. Казалось бы — сюжет про любовь. Но может быть и другая интерпретация. Запертая в башне девушка — это наши мечты, ожидания. То, что мы не смогли реализовать. Принц проявляет активность, упорство, пробивается сквозь тернии — и спасает принцессу. Это может говорить, что человеку на данный момент не хватает решимости, активных действий, чтобы достичь своей цели.

Ирина Катин-Ярцева: Если говорить именно о сюжете, «Спящая красавица» – о заботливых, даже слишком, родителях, о счастливом детстве, из которого так страшно выходить. О парализующем страхе перемен в теле девочки, о специфическом гендерном давлении, требующем максимальной пассивности и сохранения «чистоты» для единственного принца, о женственности, которая нуждается в «пробуждении». О страхе перед взрослой жизнью, беспомощностью и бесправием. О спящей части личности, об ожидании «настоящей» жизни и обещании этой жизни, страхе разочарования в ней.

А если «Аленький цветочек»?

Ирина Катин-Ярцева: «Аленький цветочек» или «Красавица и чудовище» – тоже распространенный сюжет, который в последнее время часто анализируют, размышляя об абьюзе, зависимости и отчаянной надежде на превращение чудовища в принца. Интересно думать о внутреннем конфликте, который может отражать эта сказка: желаниях и влечениях (их символизирует чудовище), которые получили неограниченную магическую власть и захватили в плен сознание и разум. А это привело к изоляции от всех, включая близких, непониманию и враждебности со стороны окружающего мира, огромному стыду.

А если «Дюймовочка»?

Ирина Катин-Ярцева: Дюймовочка, как мне кажется, во многом про ощущение своей хрупкости, уязвимости, безвольности, тяжелом переживании отсутствия контроля над собственной жизнью. О том, каково это — когда все за вами охотятся и при этом имеют о вас свои представления и ожидания, не учитывающие вашу личность, желания, потребности.

А если «Снежная королева»?

Екатерина Мушат: Очень люблю эту сказку. В ней все не так просто, как может показаться на первый взгляд, и разбирать ее можно весьма долго. Тут есть зеркало, которое олицетворяет дьявола и делит мир на добро и зло. Есть Герда, которая открыта к миру и принимает всё происходящее вокруг как благо.

Есть Кай, который выступает как проводник в мир наших страхов. Когда бабушка рассказывает ему о Снежной Королеве, он реагирует гневно, грозится посадить ее на печь и отрицает само существование страха как такового. Но как только он видит Снежную королеву впервые — из маленькой снежинки, которой она ему явилась — она растет, растет и превращается в большую, величественную женщину. Т.е. по факту — страх одержал верх и Кай сам поплатился за свою смелость. Плюс осколок разбитого зеркала меняет мировозрение Кая. Он начинает жить в подменной реальности.

В этот момент он перестает быть главным героем, потому что смиряется со своей участью. А герой всегда действует. Как, к примеру, маленькая разбойница.

Смысловая нагрузка у этой сказки — огромная. Перечитайте, проанализируйте, как она откликается именно вам. Подумайте, с кем из героев вы себя ассоциируете, кто вас больше всех «цепляет».

То есть нас скорее определяет не сюжет, а любимый герой?

Екатерина Винокурова: Не совсем верно. Сказки – это не тесты. Их интерпретация у представителей разных психологических подходов (психоанализ, бихевиоризм, экзистенциальный подход и т. д.) будет отличаться. К примеру, в аналитическом подходе можно поискать в вышеперечисленных сказках основные архетипы: Анима, Анимус, Персона, Тень, Самость. Соответственно, наиболее симпатичный герой может ассоциироваться со значимым для человека архетипом. С точки зрения гуманистической психологии выбор сказки определяется ведущей потребностью человека (то есть отвечает его главным желаниям и страхам). Бихевиористы обратят внимание на то, как персонажи справляются с разными ситуациями и что им помогает делать это эффективно. Тому, у кого есть любимая сказка, наверняка будет интересно рассмотреть ее со всех этих сторон.

Кому поможет сказкотерапия?

Екатерина Мушат: Метод комплексной сказкотерапии в работе со взрослыми может:

  • помочь человеку понять самого себя, собственные желания и потребности;
  • под новым углом рассмотреть себя и ситуацию, увидеть грани, которые раньше оставались вне поле зрения;
  • проработать через историю и метафоры проблемы в отношениях и внутренние конфликты;
  • расслабиться и выплеснуть накопившиеся эмоции.

Вдобавок ко всему – сказочная информация ненавязчивая. Как говорят психологи, «хочешь – копай, не хочешь – не копай». При помощи сказки можно заходить именно на тот уровень психотерапии, к которому готов клиент.


Наши эксперты:

Екатерина Мушат
Психолог, сказкотерапевт

Психолог, логопед, дефектолог, сказкотерапевт.

Екатерина Винокурова
Психолог, песочный терапевт

Член Ассоциации песочной терапии, член Института интегративной детской психотерапии и практической психологии Генезис, автор публикаций по детской психологии, песочный терапевт.

Ирина Катин-Ярцева
Клинический психолог

Основательница и участница Ассоциации Феминистской терапии, член Ассоциации Игровой Психотерапии. Помогала нам выяснить, что такое синдром самозванца.


Читайте также:

(14 оценок, среднее: 2,43 из 5)
Загрузка...
Читайте также
Спецпроект
Бюджетная косметика
Комментарии-
Идёт загрузка...