Независимый
Ресурс
О красоте

Чем опасно уменьшение груди и что такое mommy’s makeover: мнение пластического хирурга

Чем опасно уменьшение груди и что такое mommy’s makeover: мнение пластического хирурга

Известный в Армении пластический хирург Арам Бороян рассказал Кристине Григорян, что такое mommy’s makeover, и когда его стоит делать. А также — почему уменьшение груди такая сложная операция.

Арам Бороян — пластический хирург с 20-летним стажем, работает в медицинском центре «Эребуни» и является одним из лучших в Армении специалистов по mommy’s makeover.

Mommy’s makeover — комплекс операций, направленных на то, чтобы вернуть тело рожавшей женщины в состояние, которое было до родов (или в лучшее). В последние 10 лет он приобретает все большую популярность. Но, по словам доктора Борояна, показан он далеко не во всех случаях, и делать его надо с умом. Если вообще делать.

— Арам, расскажите подробнее, что это за мейковер такой волшебный?

— Mommy’s makeover начал приобретать популярность лет 10 назад. Думаю, этот тренд (если его можно так назвать) пошел из США. У американцев вообще получается давать звонкие названия и запускать таким образом тренды. А вообще это комплекс пластических операций по контурной пластике тела. Дословно — «перевоплощение мамочки». По отдельности эти операции все существовали и продолжают существовать. Здесь фишка только в том, что их объединяют и, по возможности, проводят одномоментно.

— То есть женщина, родив, приходит к хирургу и просит: уберите мне живот, подтяните грудь… Что еще?

— Да, абдоминопластика или мини-абдоминопластика — это обычно всегда. Еще — липосакция, липофилинг той же груди, подтяжка ягодиц, подтяжка внутренней поверхности бедер. За рубежом женщина чаще всего с этим приходит к своему гинекологу, а тот направляет ее к хирургу. Больше всего распространение mommy’s makeover получил в США и Бразилии.

— Бразилии? Почему?

— Бразилия вообще мекка пластической хирургии, там очень сильные хирурги, особенно по пластике тела. Объясняется просто: там люди много времени проводят на пляжах, там культ красивого тела, красивых ягодиц, бедер, груди.

— «Липофилинг» груди — это что такое? Это не обычная маммопластика с применением грудных имплантатов?

— Нет. При липофилинге мы имплантаты иногда вообще не используем. Это другая методика. После родов и кормления часто страдает верхняя треть груди и декольте. В этом случае мы откачиваем жировую ткань, например, из бедер — и вводим ее в эту зону. Или совмещаем: имплантат + липофилинг декольте. Получается красивый, пышный и естественно выглядящий бюст. Подобным образом улучшаем внешний вид ягодиц — это так называемый Brazilian Butt Lift. При введении туда жировой ткани получаются круглые высокие ягодицы.

— А абдоминопластика и мини-абдоминопластика — чем различаются? Почему вы выделили это отдельно?

— Объемами хирургического вмешательства. При полной абдоминопластике иссекается излишек кожно-жировой ткани выше и ниже пупка, ушивается диастаз, производится перенос пупка. При мини-абдоминопластике иссекается только участок кожи ниже пупка. Она менее травматична.

— Какие самые частые запросы? Грудь плюс живот?

— Судя по моей практике, абдоминопластика плюс липосакция, подтяжка груди. Увеличение груди, как ни странно, на третьем месте. Но многие пациентки хотят «все сразу и лучше, чтобы завтра».

— Их, честно говоря, можно понять. Один раз отмучилась — и снова красотка, как в 18 лет.

— Понять можно, но я не сторонник таких операций, когда «все и сразу».

— Вот это сюрприз! Вы же специалист по наведению красоты, нет?

— Я прежде всего — сторонник принципа «не навреди», а потом уже специалист по красоте. В хирургии, особенно эстетической, безопасность пациента должна стоять на первом месте. Некоторые операции можно делать одномоментно, некоторые… Ну, кто-то делает, но я категорически против. Иногда лучше сделать перерыв, восстановиться и прийти снова.

— Почему? Один наркоз — это же лучше, чем два наркоза? Плюс когда вы говорите «это сделаем сейчас, а с этим — обращайтесь через год», люди начинают подозревать врача в корысти. Думают, что вы капризничаете и набиваете себе цену.

— Ну, подозревать меня можно в чем угодно:) Но один длинный наркоз — скажем, на 6-8 часов — может быть опаснее, чем два наркоза по 2 часа. Перед операцией, которая длится более 5 часов, врач должен как следует взвесить все «за» и «против», просчитать все риски, быть уверенным не только в себе, но и в команде. Чем длительней операция — тем больше устают люди. Чем больше они устают — тем больше риск ошибки. И чем больше область травмы (а операция это всегда травма) — тем тяжелее восстановление. Некоторые вещи в рекламе звучат красиво… А на практике бывает всякое. Но люди, понятное дело, верят рекламе. А не «капризному» и «меркантильному» хирургу.

— Ваши предложения таким пациенткам, док?

— Я отталкиваюсь от показаний и своего опыта. Абдоминопластика и липосакция — да, ок. Абдоминопластика и подтяжка груди — да, это можно сделать за один раз. А вот та же абдоминопластика и уменьшение груди — уже нет. Обе операции достаточно длительные и травматичные. Еще бывают запросы на одновременные операции по лицу и по телу. Тут такая арифметика: грудь и блефаропластика — ок, прекрасно. А вот, например, при абдоминопластике применяются препараты, препятствующие тромбообразованию. При фейс-лифтинге они же спровоцируют кровопотерю и синяки.

— И что, вы отказываете таким пациенткам?

— Да. Это непросто, это наш заработок, к этому надо прийти. Нельзя всегда идти на поводу у пациентов. Например, пациентка приходит и требует липосакцию живота. А живот обвислый, ткани растянуты. Если я сделаю липосакцию, он обвиснет еще больше. Ей явно сначала нужна абдоминопластика. Но, сколько я ни объясняю, она не хочет. Я говорю — что ж, тогда я не ваш доктор.

— Еще в каких случаях отказываете?

— Не люблю делать липосакцию коленей. Результат всегда сомнительный, кожа не восстанавливается, сборит. Не ставлю импланты в ягодицы: большой процент осложнений, импланты со временем смещаются, и это неизбежно. Мы же на них, в конце концов, сидим!:) Ну и — избегаю случаев, когда понимаю, что пациентке нужна не новая грудь, а новая конституция и вообще новая жизнь.

— Это как? К вам и с такими запросами приходят?

— Ну, предположим, у девушки широкий таз, широкие бедра, у нее такое телосложение. А она хочет стать изящной. Приходит на липосакцию. Но сколько липосакций я ей ни сделаю, изящной она не станет. Или — женщина ложится на увеличение груди, потому что ей кажется, что с новой большой грудью она спасет старый брак, который трещит по швам. Не спасет. Лет 8 назад у меня была такая пациентка, 52 года, маленькая грудь. Я сделал ей красивую грудь. Но разлад в семье не удалил:) Правда, она смогла понять, что я старался, и приходила позже, уже за другими манипуляциями.

— А самый сложный свой случай помните?

— Особенного какого-то не припомню, у всех хирургов бывают более и менее удачные. Одна из самых непредсказуемых операций — уменьшение груди. Это вообще сложная операция, ее постоянно обсуждают на профессиональных мировых форумах. И чем больше нужно уменьшить молочную железу, тем сложнее. Из 5-го размера сделать 3-ий проще, чем из 7-го, например. Но нужнее всего эта операция именно тем женщинам, у которых 7 размер.

— В чем тут сложность?

— Если очень утрировать, то грудь разбирается и собирается заново. Одно из самых неприятных осложнений — некроз сосково-ареолярного комплекса. Дело в том, что чем массивнее железа, тем ниже расположен сосок и ареола. И тем выше его надо переносить. Случается перегиб сосудов, которые питают этот сосок. Кровоснабжение ухудшается, возникает некроз, сосок умирает от венозной недостаточности и остается только рубец. Существуют методики, как этого избежать. Но ни одна не дает 100% гарантии, увы.

— И что делать, если это произошло?

— Делают реконструкцию, потом татуаж. Но это огромная психологическая травма для женщины.

— Говорят, в последнее время у вас увеличилось число пациенток из России?

— Да, есть такая тенденция. С одной стороны, у нас все-таки это дешевле. С другой стороны — у нас пластические хирурги набили руку, их мастерство теперь не уступает ни российским, ни европейским коллегам. Раньше такого не было. Лет 20 назад в Армении пластических операций делалось в сотни раз меньше. Я сам пришел в эстетическую медицину из реконструктивной хирургии — это реимплантация конечностей, замещение дефектов. И ординатуру заканчивал именно в этой области. На самом деле, отличная школа.

— Еще я слышала, в Армении хирурги лучше всего делают носы. Потому что практика шире. Это так?

— Практика действительно тут широкая, что есть, то есть:) Но и россиянки к нам «за носами» приезжают. Вообще нет особой разницы, какой национальности пациентка.

— Это правда, что есть пластические хирурги от Бога, которые просто рождены для этой профессии?

— Бросьте. Нет никаких хирургов «от Бога». Это всегда теоретическая база (образование, начитанность и постоянная учеба) плюс опыт, плюс чувство вкуса и меры. Бог тут совершенно ни при чем.


В материале использованы примеры работ доктора Арама Борояна.


Внимание! Мы возобновили вещание в нашем Telegram-канале. Самая оперативная бьюти-информация — там. Подписывайтесь!

Напоминаем, что любые комментарии, не касающиеся темы статьи, будут удаляться. Спасибо за понимание.


Читайте также:

(42 оценок, среднее: 4,90 из 5)
Загрузка...
Читайте также
Спецпроект
Бюджетная косметика
Комментарии-
Идёт загрузка...