Независимый
Ресурс
О красоте

Дайджест BI: новый локдаун и новые мысли

Дайджест BI: новый локдаун и новые мысли

Юля предвкушает работу из хоум-офиса (на самом деле нет), Оля смотрит сериалы и не планирует останавливаться, Настя ревакцинируется, Яна… Ох, Яна, кажется, опять чему-то учится, не надоело ей?

Юля: держится

Мое главное ощущение любой осенью — надо держаться. Просто собраться и как-то пережить, что света с каждым днем становится меньше, ветер дует злее, а верхнюю одежду из шкафа я достаю все длиннее.

И я как-то держусь, периодически проверяя: точно ли я ок? Не слишком ли впала в уныние?

Да, лучше всего помогает запланировать поездку, хоть за город на три дня — но я никогда не делаю это заранее, а в последний момент не остается никаких сил. А тут жизнь и вовсе вносит коррективы.

Чтобы совсем не раскиснуть, я собираюсь, выхожу из дома и иду в люди. Внешние обстоятельства важнее внутреннего желания навечно закутаться в одеяло и жрать пирожки. Люди живьем заряжают больше, чем в Zoom; работа в кафе — заряжает больше, чем дома в кровати; необходимость надеть одежду и накрасить глаза — напоминает, что есть жизнь за пределами домашней пижамы.

Чика знает: место встреч — снова кровать

И вот новость: новый локдаун.

Снова «Фикспрайс» как главное шопинг-развлечение.

Снова до свидания, бассейн, мой главный способ скинуть стресс.

Снова кровать как главное рабочее место — и согласование с мужем, когда у кого в спальне Zoom.

Снова уныние и страх: а вдруг и я заболею? А вдруг родные снова?

Надо что-то делать с этим унынием, друзья. Какие у вас способы?


Оля: снова смотрит сериалы

Мой способ смириться с происходящим вокруг — бежать. Бежать в другую страну и даже город после прошлого локдауна страшно: а вдруг я останусь там запертой на многие недели? Так что я бегу в вымышленную реальность.

В последние несколько месяцев меня захватили работа и домашние дела. Настолько, что названия фильмов и сериалов, которые меня чем-то заинтересовали, я записывала в файлик на компьютере с надеждой посмотреть… хоть когда-нибудь. На выходных открывала его, вздыхала – и шла убираться или просто дальше спать.

Но на прошлой неделе, еще до новостей про локдаун (или — предчувствуя их?) решила: сейчас или никогда. Кино – мой отдых, друг и вдохновение. И сериальное кино я люблю больше полнометражного. Они строятся по разным правилам, и мне больше по душе истории, где есть время на раскрытие персонажей и не нужно торопиться рассказать все самое важное до момента, когда у зрителей закончится попкорн.

Отложила все дела и посмотрела «Игру в кальмара» (даже возобновила по такому случаю подписку на Netflix) и третий сезон «Ты».

Про корейский мегахит, кажется, не писал только ленивый, так что скажу коротко: сериал любопытный, но сильно не впечатлил. Да, вышел своевременно – тема финансового отчаяния сейчас многим близка. Да, снят красиво – великолепная работа оператора, художника по костюмам и декораторов. Да, персонажи намеренно упрощены – и за счет этого понятны аудитории любого возраста, пола и происхождения (не зря сериал на первом месте в 90 странах). Но – не зацепило. Может, потому, что всё как-то слишком похоже на реальность? Я бы не удивилась пометке «основано на реальных событиях».

Кадр из сериала «Игра в кальмара»

А «Ты» — зашел. Мне нравился первый сезон, я была влюблена во второй. Редко бывает, чтобы второй сезон был лучше первого (обычно наоборот). Но третий еще лучше! Напомню, что речь в сериале – о сталкере, который преследует женщин. Причем история рассказана от лица преследователя. Обычно сериалы о преступниках – либо реалистичные (и оттого тяжелые драмы), либо черные комедии, потому что юмор отвлекает от насилия. Но «Ты» — триллер, хорошо продуманный, с потрясающе проработанными персонажами и неожиданными, но очень понятными сюжетными поворотами. Это настоящая магия – вписать живых героев в нереальные обстоятельства. Увы, не могу и дальше восхищаться без спойлеров – просто посмотрите.

Сериал «Ты (You)», сезон 3

Настя: ревакцинировалась и всем рекомендует

Помню, в какой ступор меня вогнал первый локдаун. На этот раз — ну, пусть, было уже и так и сяк, какая разница. Первый раз я не могла смириться с невозможностью куда-нибудь уехать, сейчас — как будто и не было никогда такой возможности. Ну, нельзя – и нельзя. А FixPrice, про который пишет Юля — неплохое развлечение на самом-то деле.

И подумала, как вовремя я ревакцинировалась — как по учебнику, ровно через полгода после первой вакцины. Думала, что второй раз пройдет вообще незаметно, но два дня все-таки полежала вялая с головной болью. Неприятностей сильней не было ни у меня, ни у моих близких. Температура, ломит кости – все. Зато отвратительные побочки после ковида я видела своими глазами. Самая отвратительная: обострение тревожных расстройств и снижение когнитивных способностей. Себе точно такого не желаю. И никому.

Не хочу писать призыв, но, блин, привейтесь. Иначе мы все еще лет 10 будем кочевать из локдауна в локдаун, писать про маскне и сидеть без моря. Хотите подискутировать про испытания на людях (что частично верно, потому что тесты не закончены), почитайте, как испытывали вакцину от оспы, общий наркоз или химиотерапию. В медицине никогда не бывает «Ребята, мы доделали, все работает, инфа 100%».

А из двух зол надо выбирать меньшее.


Карина: была волонтёром в реанимации и пойдёт опять

Два месяца я была волонтёром в реанимации ковидного госпиталя. Сейчас я во временном отпуске (назовем это так), но обязательно вернусь. Потому что на самом деле идёт война. Я знаю, что рук не хватает, и волонтёров продолжают набирать. И, наверное, скоро их будет не хватать ещё больше.

Что там нужно делать?

Кормить и поить. Сил, чтобы есть самостоятельно, у больных чаще всего нет. Кормить каждого с ложки — не хватает персонала, поэтому еда просто стоит рядом. Аппетита у больных тоже нет, но от того, сколько он сегодня съест, может зависеть, будет ли он жить завтра. Поэтому мы уговариваем, торгуемся, помогаем.

Разговаривать. Больным нужно, чтобы их подержали за руку. Большинство людей достаточно в сознании, чтобы понимать, где находятся и что им грозит. Они лежат одни, голые, вокруг бесконечно пиликают аппараты. Им страшно и очень одиноко. Осознание того, что рядом неравнодушный человек, готовый поговорить, послушать их воспоминания, и вообще ты не один — то единственное, за счёт чего получается остаться на плаву.

Помогать с базовыми потребностями. Поменять памперс, поправить постель, помыть. Я была в смене, где младший медперсонал состоял из молодых парней, и старенькая бабушка каждый раз плакала, когда они подходили к ней, чтобы сменить памперс. Стеснялась до слез. Может показаться, что там, в реанимации, вам будет все равно на такие мелочи — но нет. Мы остаёмся теми же людьми, с теми же страхами, слабостями и привычками. У другого моего пациента резинка от маски натерла ухо до гематомы. Это причиняло ему постоянную мучительную боль. Жаловаться врачам из-за такой ерунды он не стал — те спасают жизни. Терпел несколько дней, пока не пришли волонтеры и не спросили, чем помочь. Оказалось достаточно подложить под резинку мягкую салфетку.

Что НЕ нужно?

Не нужно иметь медицинское образование. После собеседования вам назначат даты мини-курсов, которые займут всего 3-4 вечера. На них в беглом порядке расскажут и покажут, как поворачивать пациента, как менять памперс, что такое профилактика пролежней, и о чем стоит разговаривать с умирающим. Будет казаться, что ничего не запомнилось, но в самой реанимации все получится.

Рассуждать, что за это должны платить, и что вообще это — головная боль государства/врачей. Тут без комментариев. Хотя один есть: я встретила очень отзывчивый и активный медперсонал. Вот только людей нужно в 50 раз больше.

Доказывать, что волонтеры без мед.образования в красной зоне не нужны. Раз больницы нас туда зовут, значит, нужны.

Чтобы записаться на собеседование, заполните анкету.

Никто не спросит «зачем вам это». Причины у каждого свои. Много верующих, считающих это своим долгом, в том числе священников — они организовали и курируют волонтерство. Одна моя соседка на неделе прошла собеседование. Говорит «я иду, потому что потеряла смысл в жизни». Молодой парень пришёл, чтобы иметь возможность ухаживать за собственной мамой. Она умерла. Он остался. Мы сильнее, чем сами о себе думаем.


Яна: гуляет с собакой и учится гулять с собакой

В прошлый локдаун я жалела, что у меня нет собаки, и училась понимать искусство. Оглядываясь назад, осознаю: а) у нас у всех тогда конкретно съехала крыша, и под «нами» можно понимать все человечество; б) с искусством ок, но главное, что учеба чему угодно смягчает и отчасти нивелирует процесс прощания с крышей; в) собака все-таки мне была очень нужна, и не потому, что это Шарик, и Шарик гулял сегодня 145 раз, и круто, что теперь у меня она есть.

Короче, теперь я совместила два важных навыка (обстоятельства?) — у меня есть собака, и я учусь учить собаку. На самом деле это такой же психотерапевтический процесс, как и воспитание детей: чтобы кого-то чему-то научить, надо вскопать себя, избавиться от собственного хлама и стать немного более лучше.

А то, что у вас (у меня) маленькая собака, и ее не надо ничему учить, потому что она никого не съест, это, конечно, ерунда и бред. Маленьких собак надо учить тому же, чему больших. Потому что они приносят совсем не маленькие радости, и наоборот тоже.

Нашла в инстаграме кинолога и собачьего психолога Надю — она учит, как учить собак, чтобы не терялась радость ни у собак, ни у вас.

Порш мой уже отлично может ходить, стоять, сидеть и выполнять команду «Домик» (Не знаете, что это? И я не знала, а оч полезный домик меж тем:) А остальное мы с ним освоим на локдауне. Если у вас есть вопросы, как учить собаку — и себя — пишите, мы с Надей можем и прямой эфир затеять. Ну и всем, у кого песели, советую на нее подписаться.

А так-то я думаю над предложением Карины, пойти в волонтеры.

И прививайтесь, пожалуйста. Мы рассказывали, как это лучше сделать и почему.


Читайте также:

(59 оценок, среднее: 4,88 из 5)
Загрузка...
Читайте также
Спецпроект
Бюджетная косметика
Комментарии-
Идёт загрузка...