Независимый
Ресурс
О красоте

Хищные корпорации, гринвошинг и другие вещи, которые бесят игроков бьюти-индустрии

Юлия Гребенкина
Юлия Гребенкина 22 декабря 15
Хищные корпорации, гринвошинг и другие вещи, которые бесят игроков бьюти-индустрии

Немецкий косметический химик Фрэнк Легарт, создатель Ambuja и DeAge, и креативный директор этих брендов, его жена Ина Димски-Легарт рассказали Юле Гребенкиной, что их бесит в бьюти-индустрии и зачем нам еще одна антиэйдж-марка.

В этом году в России появились новые марки из Германии — эко-люкс Ambuja и бьютишоты DeAge. Нам они понравились, и стало интересно, кто за ними стоит. Оказалось, это семейный бизнес Фрэнка Легарта (более 20 лет проработал косметическим химиком в разных компаниях) и его жены Ины. В 2003 году они открыли в Баварии свою лабораторию и производство — Legart Forschungsatelier.

Ина и Фрэнк, основатели Ambuja и DeAge

Продолжая делать косметику на заказ, Фрэнк и Ина развивают теперь три собственных бренда: антивозрастной эко-люкс Ambuja, бьютишоты DeAge и сыворотки Skinfusion (в России пока не представлены).

Мы поговорили с Иной и Фрэнком о том, что волнует игроков бьюти-индустрии в 2021 году.


Рынок косметики огромен. Выход? Все упростить!

— Зачем вам целых три марки? Что, нельзя было ограничиться одной?

Ина: Можно сказать, так вышло само. В 2003 году мы купили компанию, которой принадлежал бренд DeAge. Раньше Фрэнк создавал для них формулы. DeAge была популярной в Германии профессиональной маркой. На ней работали косметологи в салонах и пятизвездочных отельных спа. Но мы решили делать то, что интересно нам самим.

— А что было интересно вам самим?

Ина: Выпустить уход, который можно варьировать в зависимости от того, где конкретно у вас сегодня болит. Косметический рынок огромен, постоянно выходят новые продукты. А лицо у нашей покупательницы одно. Как много средств она может использовать?.. Мы хотели все упростить. Так появились шесть бьютишотов DeAge.

— Бьютишоты — что это? Сыворотки?

Ина: Да, сыворотки. Их можно встроить в любую систему. Они решают узконаправленные проблемы — с увлажнением, сиянием, регенерацией.

В DeAge нет парабенов, минеральных масел, парафина, силиконов, сульфатов, красителей и синтетических отдушек. Все ингредиенты инкапсулированные — проникают глубоко в кожу.

Уникальный с точки зрения текстуры бьютишот — Detox. Когда его выдавливаешь — выглядит как крем, растворяясь на коже, превращается в масло. По сути это кристаллизированное масло. Оно помогает восстановить защитные функции, добавляет тонуса и эластичности. Можно использовать как праймер, а зимой, если холодно — как защиту от температурных перепадов.

— Как покупательница разберется, какую ей сыворотку взять? Может, она хочет решить все проблемы сразу, а может, не понимает, какие у нее на самом деле проблемы.

Ина: Наша покупательница — 30+. В этом возрасте девушки обычно уже разбираются, что их коже нужно. Много читают, знают, что от витамина С, например, бывает не только польза, но и раздражение.

Все бьютишоты можно смешивать и наносить друг на друга.

— Но акцент на рабочих ингредиентах вы при этом не делаете, как тот же The Ordinary, который тоже «для разбирающихся».

Ина: Составы мы не скрываем, они все на сайте расписаны, без этого сейчас никак. Но мы считаем, что наши девушки много работают, имеют мало времени и хотят готовое решение. Наша цель — упрощать им жизнь с помощью наших бьютишотов, а не усложнять.


Супержидкость

— Хорошо, вот есть антивозрастной DeAge. Для «интеллектуального старения». А для чего Ambuja?

Ина: Главная фишка Ambuja — запатентованная «супержидкость» (клеточная вода лотоса и кокосовая вода). Ею мы заменили обычную воду в составах средств.

Почему лотос? Когда Фрэнк только начал работать как косметический химик, он познакомился с водой лотоса, и его заворожила эта субстанция. Эта вода оставляет приятнейшее ощущение. Моментально успокаивает. Увлажняет.

Фрэнк решил, что когда мы сделаем свой бренд, в его составе должна быть эта вода. Таким брендом стала Ambuja.

Воду лотоса мы дополнили кокосовой водой. Важно было подобрать правильное соотношение воды лотоса и кокосовой, Фрэнк довольно долго этим занимался.

Фрэнк: Отличие этих брендов от миллиона других — в моем мышлении. Это мышление химика. Я не иду к производителям ингредиентов, чтобы узнать, что там у них появилось новенького, как делают большинство марок. Я отталкиваюсь от запросов кожи. Какие молекулы она уже знает? Как ей можно помочь? Я ищу способы стимулировать молекулы, которые синтезируют гиалуроновую кислоту и коллаген. Думаю, как заставить молекулы проникнуть глубже, чтобы достичь рецепторов, на которые они должны воздействовать. Те же пептиды, которые работают как ключики к замочками — но надо понимать, какие ключики подходят к каким замочкам.


Экология: во всем виновата бьюти-индустрия?

— В Ambuja вы делаете ставку на эко-подход: справедливая торговля, упаковка из переработанного пластика, ингредиенты натурального происхождения, 100% органические и веганские, не вредят океану, без глютена… Это действительно помогает в продажах?

Ина: Ambuja мы запустили в 2012 году, когда в Европе начался пик «зеленого» движения. Но мы не думали тогда, поможет ли это продавать в 2021 или нет. Просто таким был наш собственный стиль жизни. И Фрэнк, веря в силу растений, много лет разрабатывал формулы продуктов для брендов натурального и органического ухода. Ambuja, кстати, с санксрита означает лотос:)

И получилось, что с Ambuja мы выступили как трендсеттеры — создали органический бренд в сегменте «люкс». Тогда в этом сегменте еще никто не говорил про эко. Был La Mer, La Prairie, другие большие игроки. Все они использовали парабены, минеральные масла. Мы показали, что можно сделать что-то получше.

Но я понимаю, откуда ваш вопрос. Сейчас быть «эко» — обязательная часть программы. Все бренды теперь «зеленые» — или занимаются гринвошингом (т.е. только делают вид, что они за экологию — Прим. ред.).

— Упаковка у Ambuja — из уже переработанного пластика. Заботит ли вас то, что на самом деле происходит с этой упаковкой после того, как девушка в Нью-Йорке или Москве купит такой милый серый флакончик и использует его содержимое?

Ина: Да, но многое зависит от конкретного рынка. В Европе практически везде можно сдать упаковку обратно в магазин. В Азии во многих странах тоже. Сложнее в США, там это происходит гораздо медленнее, но некоторые магазины уже предлагают такую опцию. Про Россию мне, к сожалению, ничего неизвестно.

— В России с этим пока сложно. И вот вопрос. Вас не раздражает, что проблема пластика сейчас постоянно обсуждается исключительно в привязке к бьюти-индустрии. А сколько пластиковой упаковки остается от еды, например?

Ина: Бьюти-индустрия вносит свой вклад в замусоривание планеты. И то, что фокус сейчас на ней — это неплохо, скорее даже хорошо. Но -не бьюти единым. Какое, например, влияние на природу оказывает индустрия моды? Сколько вещей она производит каждый сезон, которые потом просто уничтожаются?

Почему-то нападать на бьюти-индустрию считается более секси, чем на фэшн. Бьюти не нравится некоторым НКО, которые выбрали нас целью своих нападок — как бы в борьбе за планету. Мы ведь не лечим людей, бьюти — это что-то поверхностное, необязательное, роскошь, а не необходимость.

Фрэнк: С начала 1980-х косметическая отрасль становилась все более прозрачной, особенно в Европе. Как вы знаете, на каждой баночке есть список ингредиентов.

Вы когда-нибудь видели такой список ингредиентов на одежде? Знаем ли мы, чем конкретно окрашены вещи, которые мы носим? Есть ли там примеси тяжелых металлов? Мы не знаем ничего. А ведь мы носим на себе эту одежду постоянно.

А в бьюти все экстремально прозрачно. Чтобы производить косметику, надо соблюдать массу протоколов по безопасности. Мне кажется, поэтому бьюти-индустрия и стала таким «мальчиком для битья» для потребителя.

Но — пусть так! Проблеме с пластиком нужно найти решение. Признавая, что это не исключительно проблема одной бьюти-индустрии. Она глобальная.

Понимаете, я дайвер. Я фотограф. Я люблю природу. Я вижу, сколько пластика плавает в океане, какой вред это приносит. Это буквально разбивает мне сердце. Нужно уже наплевать на маркетинг и заняться исследованиями, которые помогли бы решить этот вопрос.


Что бесит в бьюти?

— Вы с 1980-х варитесь в бьюти-индустрии. Что вас в ней раздражает?

Френк: Я ненавижу, когда большие корпорации подбирают под себя все интересные маленькие бренды. Они — словно спруты, которые захватывают своими щупальцами все, до чего дотянутся. Но, к сожалению, для многих марочек это путь к уничтожению. Большие корпорации слишком медленные, во главе всего у них маркетинг.

Я видел листы формул средств этих корпораций. И, если говорить о концентрациях активных ингредиентов, то они там присутствуют в гомеопатических дозах. Их туда кладут для маркетинга, а не для эффекта.

Мне не нравится гринвошинг.

И еще не нравится идея, что с некоторых пор все-все должно быть веганским. И некоторые люди начинают думать, что вот та косметика была «старая химия», а сейчас есть какая-то новая химия, «зеленее». И что веганское — лучше всего остального.

Мне не нравится, что становится все больше похожих друг на друга брендов, которые специальные агентства создают под запрос, как под копирку. Они с виду, может, и сипатичные. Но они такие отполированные… в них нет сердца. Я смотрю на формулы, вижу список ингредиентов — мне скучно. Потому что когда передо мной хороший продукт, я — простите, если это прозвучит глупо — глядя на состав, могу услышать музыку. А у этих брендов я ее не слышу.


Бренды Ambuja и DeAge можно попробовать в интернет-магазине IcelandCream.ru.


Читайте также:

(17 оценок, среднее: 4,65 из 5)
Загрузка...
Читайте также
Спецпроект
Бюджетная косметика
Комментарии-
Идёт загрузка...