Независимый
Ресурс
О красоте

Абьюз и абьюзеры: как распознать?

Оля Третьякова
Оля Третьякова 8 октября 94
Абьюз и абьюзеры: как распознать?

Что такое абьюзивные отношения, можно ли из них выйти самостоятельно и что делать, если абьюзер – вы сами? Выясняем со специалистами-психологами.

Наши эксперты:

  • Наталья Ошемкова, клинический психолог
  • Ольга Василиадис, клинический психолог
  • Ольга Аристова, клинический психолог
  • Юлия Табакарь, психолог-консультант, специалист по эмоционально-образной терапии

Что такое абьюз? Кто такой абьюзер?

Ольга Василиадис: Абьюз (от англ. to abuse — оскорблять, жестоко обращаться) — насильственные действия любого характера по отношению к другому человеку. Абьюзер — человек, их совершающий.

Наталья Ошемкова: Часто думают, что «абьюз» непременно предполагает избиение или изнасилование. На самом деле абьюз — насилие в широком смысле. Не покупать лекарства человеку в тяжёлом состоянии (потому что «притворяется»), лишить денег в качестве наказания за якобы плохое поведение, оскорблять, высмеивать, обесценивать достижения, запирать дома, проверять телефон, патологически ревновать, манипулировать — всё это тоже формы абьюза.

Юлия Табакарь: Многие даже не подозревают, что подвергаются насилию. Например, в семейной паре муж работает, жена – в декрете с ребенком. Мужчина контролирует бюджет. Чтобы купить нижнее белье, жена должна просить у него деньги, и когда она сделает покупку, он непременно проверит чек. Эта ситуация воспринимается женщиной как «пример мужской жадности». Но при ближайшем рассмотрении оказывается, что супруг единолично распоряжается бюджетом, ему нужны аргументы для любых трат. Если они покажутся неубедительными, супруга не получит денег. Это экономический абьюз.

То есть, если один человек в паре не согласен с тратами другого — это абьюз?

Юлия Табакарь: Не обязательно. И даже если вы с кем-то повздорили (или человек на вас накричал), это еще не означает, что вы имеете дело с абьюзером.

У абьюза другие признаки.

Во-первых, у абьюзера всегда есть власть над жертвой. Они не равны по какому-то фактору: социально, финансово, по силе характера. Если люди находятся на равных, ссора — это просто конфликт.

Во-вторых, абьюз подразумевает систематическое воздействие. Единичная вспышка ревности или гнева в семье, разовый скандал по любому поводу, от финансов до распределения ролей — это просто скандал. Выволочка в кабинете начальника за сорванный дедлайн — это просто выволочка. Но если начальник постоянно держит сотрудников в страхе, с порога начинает недовольно отмечать, что сделано неправильно, позволяет себе издеваться над людьми, унижать — это уже ситуация абьюза.

Значит, абьюзер – это не только муж-тиран?

Ольга Аристова: Не только. Отношения абьюзера и жертвы могут возникать и между коллегами, родителями, друзьями.

Но это чаще мужчина, да?

Наталья Ошемкова: Чаще — да. Просто исторически сложилось, что у мужчины изначально больше власти. Злоупотреблять ею или нет – это уже выбор.

Ольга Василиадис: Женщины тоже бывают абьюзерами. Женские методы: гиперконтроль, манипуляции, шантаж, оскорбления. Случается и применение физической силы: пощечины, драки.

А что насчет работы? Можно как-то распознать абьюзера-начальника на начальном этапе?

Ольга Аристова: На собеседовании это сделать бывает сложно. Истинное лицо начальника открывается в процессе работы.

Юлия Табакарь: Абьюзеры любят размытые границы. Во время испытательного срока обратите внимание, как соблюдаются договоренности – не «навешивают» ли на вас дополнительные обязанности, о которых изначально речь не шла. В некоторых компаниях «принято» задерживаться на работе – на тех, кто уходит вовремя, начальник может смотреть косо. Это тоже нарушение границ. Как и звонки в выходные.

И помните, что лучший фундамент для абьюза – власть. Так что не рассказывайте «с порога» о своих неблагоприятных финансовых обстоятельствах, кредитах, ипотеке, съемной квартире и т. п., не показывайте свою зависимость от этой работы.

А еще стоит обратить внимание, как долго работают в вашем отделе люди. В компаниях с большой текучкой обычно не все гладко. По возможности найдите человека, который ушел с вашей должности, и расспросите о причинах ухода. Если он будет настроен на разговор, вы можете немало узнать и сделать свои выводы.

Почему абьюзер себя так ведет?

Наталья Ошемкова: Потому что может. По какой-то причине человек разрешил себе это делать. Эти причины могут быть разными: социальные установки, неумение управлять собственными эмоциями, лично перенесённый опыт насилия.

Ольга Василиадис: Обычно формирование тиранических черт берет начало в детстве: жестокие методы воспитания, отсутствие родительской любви, внимания, физическое и эмоциональное насилие — по отношению к нему самому, либо ребенок был этому свидетелем. Жёсткий, авторитарный родитель, с которым лучше не спорить, создает будущего абьюзера.

Юлия Табакарь: Но со стороны жертвы большая ошибка — оправдывать абьюзера его тяжелым прошлым. Да, это может быть причиной, но не оправданием.

Какие есть виды абьюза?

  • физические – побои, грубое поведение. «Даже если партнер как бы случайно шлепает, толкает, хватает, не давая вырваться, в шутку придушивает, слишком сильно сжимает, несмотря на неоднократные просьбы прекратить – это абьюз,» — говорит Юлия Табакарь.
  • эмоциональное (психологическое) – систематическая критика, беспричинная ревность, обесценивание, угрозы, упреки, оскорбления, запугивание, высмеивание, пренебрежение, контроль над кругом знакомств, распорядком дня и в целом жизнью другого. «Вообще — любое принуждение к действию, которое не хочет выполнять жертва,» — поясняет Ольга Василиадис.
  • экономическое — полный контроль финансов, лишение денег за малейшую провинность, требования оставить или поменять работу, отчитываться за каждую копейку, оправдываться за любые траты.
  • сексуальное — принуждение к сексу, измены, которые абьюзер оправдывает у себя и не допускает у жертвы, секс без согласия с партнером (когда тот спит или слишком пьян, чтобы возражать). «Существует убеждение, что в браке изнасилования быть не может, но сексуальный абьюз встречается и в долгосрочных отношениях, — уточняет Юлия Табакарь. — Например, требование загладить вину нежелательной сексуальной практикой — тоже насилие».

Зачастую эти виды сочетаются между собой, добавляет Наталья Ошемкова.

Абьюзер и газлайтер – это одно и то же?

Кадр из фильма «Газовый свет» (1938)

Ольга Василиадис: Газлайтинг — один из видов психологического насилия. Свое название он получил благодаря пьесе «Газовый свет» (Gas Light, 1938) Патрика Гамильтона. По ней в 1944 году был снят фильм с Ингрид Бергман. По сюжету, муж в своих целях убеждает героиню, что она сходит с ума. Прячет вещи, меняет уровень освещения и при этом старается изолировать ее от других людей, чтобы лишить возможности обсудить ситуацию. Собственно, это и есть суть газлайтинга.

Наталья Ошемкова: Газлайтинг — распространенный прием абьюзеров, который помогает установить контроль над жертвой. Чтобы добиться своего, абьюзер стремится запутать жертву, исказить информацию, заставить сомневаться в своих воспоминаниях и, как следствие, в собственной адекватности. Например, абьюзер отрицает примеры из прошлого, которые человек хорошо помнит («не было такого, ты что-то путаешь»). Или реакция жертвы на ситуации оценивается как неадекватная, чрезмерная: «Ну что ты кричишь, я же просто пошутил».

Ольга Аристова: Опасность в том, что жертва не сразу понимает, что она — жертва, ведь газлайтинг практически невозможно доказать. Физическое насилие оставляет синяки и ссадины. А что предъявить газлайтеру? Саркастическую интонацию? Он скажет: да тебе показалось. И еще добавит: «Вечно тебя что-то не устраивает».

Почему жертва не уходит от абьюзера сразу же? Понятно же: ударил — надо бежать!

Наталья Ошемкова: Потому что не всегда всё начинается с удара. Часто к моменту, когда начинается физическое насилие, жертва уже лишена финансовой самостоятельности и собственного круга общения, разрушена ее самооценка. Ее убедили в том, что она сама во всем виновата.

Юлия Табакарь: А еще потому, что начало отношений с абьюзером обычно безоблачное. У вас будет ощущение, что вы нашли совершенного партнера/друга. Он будет вас идеализировать: «ты не такая, как все», «ты выше этого, сильнее, талантливее», «другие тебе в подметки не годятся». Он станет форсировать события — сразу заявит, что нашел родственную душу, предложит жить вместе и завести детей. Будет звонить вам миллион раз в день, потому что жить без вас не может. Ревновать к друзьям, семье, работе. Фактически навязывать помощь — потому что такая богиня, как вы, не должна напрягаться. Уверять, что у идеальной пары не может быть друг от друга секретов. Но все это — ранние звоночки, которые стоит распознавать.

Разве? Выглядит как идеальные отношения из романтических книжек.

Юлия Табакарь: Дело в том, что все эти действия имеют под собой одну цель — получить жертву в свое полное распоряжение. Навязывание помощи — это инфантилизация, подчеркивание ее неспособности справляться с ситуацией, чтобы потом самому принимать все решения. Ревность ко всему, что не связано с абьюзером — ограничение круга общения. Проверка сообщений, местоположения — гиперконтроль.

И что же отличает сказочную любовь от абьюза?

Наталья Ошемкова: Во-первых, как уже было сказано, проявления контроля. Желание отслеживать местоположение, контакты, одежду, траты, переписки подаётся как забота. Однако если это настоящая забота, от неё можно отказаться. Но если человек жёстко настаивает (даже на приятной вещи — например, заплатить за вас в ресторане), это не очень хороший знак.

Во-вторых, ваши ощущения. Прислушайтесь к себе. Надо насторожиться, если: вы боитесь сказать что-то не то, ожидаете острой реакции и пытаетесь избежать контакта, постоянно перепроверяете себя, не уверены в своих чувствах и даже в собственной памяти, постоянно подозреваете себя в чересчур сильных реакциях, начинаете врать окружающим, скрывая какие-то подробности взаимодействия с партнером, постоянно извиняетесь и чувствуете, что вы недостаточно хороши, а также в целом ощущаете подавленность.

Ольга Василиадис: У любого абьюза есть цикл, четыре основных ступени. Первое — напряжение: абьюзер накапливает свой негативный потенциал, сдерживается, даже когда ему что-то не нравится. Но становится все более отстраненным, раздражительным. Вторая — всплеск насилия, вербального или физического. Третья — примирение. Напряжение спало. Абьюзер обвиняет жертву в том, что сорвался, указывает на причины. Но он полон раскаяния, и жертва соглашается с его доводами, чтобы не вызвать нового конфликта. Четвертая — медовый месяц, примирение. Абьюзер всячески пытается загладить вину, становится заботливым, внимательным, идеальным — как в самом начале отношений. Именно ради этого этапа жертва терпит предыдущие.

Как еще можно распознать абьюзера?

Юлия Табакарь: Он вас идеализирует, стремится резко сократить дистанцию (потому что контролировать человека проще на одной территории), систематически нарушает ваши границы, подавая это как заботу («Тебе лучше подстричься, твоя прическа выглядит, как из 90-х», «Приличные женщины носят юбки подлиннее», «В моей семье доверие, а потому мы должны знать пароли друг друга»).

Ольга Аристова: Он будет пытаться вас изменить без особого повода. Ему не нужно, чтобы вы стали лучше. Ему важно, чтобы вы подчинялись, не споря. Важно стереть вашу личность. Он может шутить по поводу вашей внешности, зарплаты, увлечений. Сравнивать вас с более успешными людьми, придумывать неприятные и обидные прозвища, пытаться задеть за больное. Придумывать неприятные обидные прозвища. Еще недавно все было идеально, а теперь вам кажется, что он постоянно вами недоволен. Он больше не радуется вашим успехам, что-то недоговаривает, но от вас требует полной откровенности. Запрещает говорить слово «нет» (иначе — скандал), хотя сам без проблем вам отказывает. Ссоры с ним напоминают театральные постановки с шумом, рыданием, хлопаньем дверьми. При этом он внушает вам чувство вины: это вы его все время провоцируете. Он ненавидит ваших друзей и родных. Изменяет вам и часто этого не скрывает. Уходит от обсуждения проблем. Но поскольку еще недавно все было идеально, вам кажется, что это просто сложный период. Зря: скоро будет еще хуже.

Так, значит, надо уходить!

Наталья Ошемкова: К сожалению, это не так просто. Абьюзер будет делать все, чтобы вернуть жертву — умолять, запугивать, шантажировать суицидом, угрожать забрать детей. Ужас в том, что не получив желаемого, абьюзер может убить свою жертву, потому что считает ее своей собственностью.

Ольга Аристова: Даже если получится уйти, это не всегда решение проблемы. Абьюзивные отношения — созависимые. Человек уходит из одних отношений, чтобы найти другие такие же, потому что не знает, как может быть по-другому. Эти проблемы закладываются в возрасте от 0 до 9 месяцев, когда ребенку физически необходим контакт с родителями (его так и называют — период созависимости). От кого-то из родителей ребенок этого контакта не получал. И если человек это не проработал, он будет искать такое слияние, созависимость во взрослых отношениях.

То есть уйти из таких отношений нереально?

Наталья Ошемкова: Реально. Но понадобится план побега и помощь извне. Можно обратиться в центры помощи пострадавшим от насилия (Насилию.нет, центр «Сёстры», центр «Китеж») — там не только помогут найти укрытие, но и окажут психологическую поддержку.

А что делать, если абьюзер — родитель? От него так просто не убежать.

Наталья Ошемкова: К сожалению, в нашей стране не выстроен институт помощи ребёнку в такой ситуации. Есть организация «Верим тебе», которая помогает детям, пережившим сексуализированное насилие. У них на сайте — список организаций, в которые можно обратиться. Но это скорее для подростков, которые могут понять и объяснить, что с ними происходит. Что делать маленьком ребенку? В реальности за него должен постоять кто-то, имеющий власть. Родитель, учитель, опека, — кто угодно, сам ребёнок не может эффективно противостоять взрослому. Особенно взрослому, чья цель — запугать, заставить замолчать и подчинить.

А если человек понял, что абьюзер – это он сам, что делать?

Юлия Табакарь: Осознание проблемы очень важно. Это означает, что абьюзер готов взять на себя ответственность за свое поведение, за ситуацию в семье, в отношениях. Однако осознать – не значит сделать. Старые паттерны поведения будут давать о себе знать. Мой совет — обратиться к психотерапевту.

Наталья Ошемкова: Есть организации, которые нацелены именно на работу с агрессорами, например, центр «Альтернатива».


Личный опыт

Оля Третьякова: У меня была начальница — настоящий абьюзер. Правда, тогда это явление еще так не называлось. То есть абьюз был, но он назывался «ну ты, наверное, сама была виновата».

У меня всё было как по учебнику. Десять лет назад я пришла в глянцевый журнал устраиваться главным редактором. Будущая начальница меня наняла через три минуты после начала собеседования. После этого мы еще проговорили часа два, поражаясь, как это два человека могут мыслить настолько похоже, и где мы обе были раньше.

Первый месяц был медовым. Она устроила мне кабинет напротив своего, чтоб мы в любой момент могли обмениваться идеями. А от моих предложений по редизайну журнала была в таком восторге, что всякий раз созывала коллег — послушать, что и как я рассказываю.

Я набрала команду, выстроила работу редакции, подготовила презентацию на двух языках и даже съездила с ней в другую страну — журнал был лицензионным, и начальница хотела мной похвастаться перед головным офисом. Который тоже от всего был в восхищении. Как здорово, говорили мне иностранцы, вы явно гораздо лучше, чем предыдущие семь главных редакторов!

Тут бы и насторожиться, но опыта такого прежде не было.

А потом вдруг всё прекратилось в один в день. Все мои идеи стали ужасны, дизайн плох, команда во главе со мной — бездарна. Теперь начальница собирала своих сотрудников, чтобы показать меня как пример вопиющего непрофессионализма. «Кто вообще принял ее на работу?!» — поражалась она.

Зрители скучали — как я уже узнала, новый главред в этом издании появлялся каждые пару месяцев.

Наверное, предполагалось, что я начину работать еще старательней, чтобы доказать, что чего-то стою. Но я положила заявление об увольнении на стол.

На следующий день издательский дом снова повернулся ко мне солнечной стороной. Я опять стала не просто умна — гениальна. «Какие же у тебя потрясающие идеи, Оля! А какое воплощение!» — говорила начальница, глядя в документ, который буквально разбомбила накануне.

Но узнав, что уходить я решилась всерьез, снова сказала, что моя работа никуда не годится.

После меня на этом месте работали еще человек пять, пока бывшая начальница не решила стать главным редактором сама. А еще через месяц журнал закрылся.

Думаете, это конец истории? Нет. Через пару месяцев после моего ухода она позвонила мне, чтобы выяснить, как дела. Я ответила, что дела идут — я устроилась на другую работу, в кино, и всем очень довольна.

«Ну мне-то можешь не врать, — устало сказала мне бывшая начальница. — Небось сидишь одна, без денег. Плачешь… Так и быть, возвращайся! Возьму тебя замом в один журнал».

Я поблагодарила ее за высокое доверие и положила трубку.

Если честно, я давно уже об этом не вспоминала. Ну было — и было. Но недавно мне снова от нее позвонили. Хотели узнать: может, я наконец одумалась?

Спасибо, но нет.


Наши эксперты:

Наталья Ошемкова
Клинический психолог, коуч

Специалистка по эриксоновскому гипнозу и генеративному подходу Стивена Гиллигена, сексологии, НЛП-тренер международного класса. Помогала нам выяснить, как распознать синдром самозванца и созависимость.

Юлия Табакарь
Психолог

Психолог-консультант, специалист по эмоционально-образной терапии.

Ольга Аристова
Клинический психолог

Ольга — клинический психолог, астролог, НЛП-мастер, специалист в облести личностного развития. В ее Инстаграме — 282 000 подписчиков.

Ольга Василиадис
Клинический психолог

Специалистка в области детской и семейной психологии.


Читайте также:

(31 оценок, среднее: 3,52 из 5)
Загрузка...
Читайте также
Спецпроект
Бюджетная косметика
Комментарии-
Идёт загрузка...