Независимый
Ресурс
О красоте

Психолог, психиатр, психотерапевт: в чем разница?

Психолог, психиатр, психотерапевт: в чем разница?

К кому обратиться за помощью, если проблемы на работе? А если эти проблемы — в личной жизни? Разбираемся, чем отличаются разные специалисты, работающие с психикой, и выясняем, кто, чем и когда может помочь.

Наши специалисты:

В чем разница между психологом, психотерапевтом и психиатром?

Мария Дубровина: В образовании. Психиатр – человек, закончивший мединститут, а потом — ординатуру по психиатрии (2 года). Это врач, у которого есть право выписывать таблетки — например, антидепрессанты. Психолог – человек с высшим психологическим образованием. Психолог может заниматься наукой, публиковать исследования. А может проводить личные консультации и тренинги. Но дать рецепт снотворного он не может. Психотерапевтом может быть и психолог, и психиатр. Для этого после высшего образования (медицинского или психологического) нужно пройти специализацию. Если такую специализацию получает врач-психиатр, это дает ему право использовать как психофармакотерапию, так и методы разговорной психотерапии.

Ирина Катин-Ярцева: Важная деталь – официально называться психотерапевтом в России может только врач. Но сейчас психотерапевтами себя называют и специалисты-психологи. Это отголосок западной традиции — там можно быть психотерапевтом, не являясь врачом.

Кадр из фильма «Скажи, что любишь меня» (2007)

Почему психологи называют себя по-разному? Чем отличается какой-нибудь клинический психолог от нейропсихолога?

Специализацией.

  • Клинический психолог прошел обучение в области расстройств психики с упором на диагностику и психологическую поддержку пациентов. «Клинический» необязательно значит, что психолог работает в клинике, — объясняет Мария Дубровина. — Просто он имеет дело с клиническими случаями. Часто у его пациентов есть диагноз от психиатра, и им требуется поддержка еще и психолога. Существуют так называемые пограничные расстройства личности. С людьми, у которых они есть, тоже работает клинический психолог, часто в паре с психиатром». Милена Хампель приводит пример такой работы: «Пациенту с паническими атаками психиатр назначит медикаменты. А клинический психолог будет работать с психологическими причинами, которые вызывают эти атаки».
  • Нейропсихолог — клинический психолог, который изучает, как особенности развития мозга влияют на психические процессы. «Нейропсихолог помогает, если есть проблемы с речью, памятью, вниманием, — поясняет Юлия Карачёва. — И не только детям. Взрослым — тоже, если есть проблемы с функциями мозга, например, после черепно-мозговых травм». Мария Дубровина добавляет: «Во время исследований нейропсихологи просят волонтеров подумать о чем-то приятном или, наоборот, грустном, и изучают взаимосвязи внутри мозга в момент эмоций. Что куда передается, с какой скоростью, почему у одних людей быстрей, чем у других. С помощью нейропсихологии можно создать новые нейронные связи, закрепить более здоровое поведение. Это передовая область, которая быстро двигается вперед».
  • Практический психолог. Занимается вопросами коммуникации, построения отношений. Помогает выработать новые варианты поведения, мыслей, чувств.

А чем тогда психологи отличаются от психотерапевтов?

Кадр из сериала «Пациенты» (2008 — 2010)

Ирина Катин-Ярцева: Это вопрос терминологии. Как сказано выше, в России психотерапевтом официально может называться только врач. Но психологи тоже занимаются психотерапией. Однако все-таки психотерапевтом считают специалиста с психологическим образованием, получившего дополнительную подготовку (долгосрочную или краткосрочную, в зависимости от метода), включающую супервизии, в области диагностики личностных расстройств (аналитическое направление) и практики применения методов одного из направлений разговорной психотерапии. Психотерапевт должен состоять в Ассоциации специалистов применяемого направления, пройти личную терапию и на всем протяжении работы (психотерапевты говорят — «практики») иметь супервизора — более опытного коллегу, такого «психотерапевта вашего психотерапевта», который помогает справиться со сложными случаями в работе и оценивает состояние специалиста.

А кто такие психоаналитики?

Кадр из сериала «Безумцы» (2007 — 2015)

Ирина Катин-Ярцева: Психоаналитик – психолог, психотерапевт или психиатр, выбравший психоанализ как основную (или дополнительную) специализацию, прошедший долгосрочную подготовку в области психоанализа (глубинного познания и понимания себя и своего опыта) и собственный длительный психоанализ 5 раз в неделю у другого сертифицированного психоаналитика. Такой специалист имеет сертификат международной ассоциации психоаналитиков (их список можно найти по ссылке в графе «Ассоциации и школы»). Во время сеансов пациент (его называют «анализантом») обычно лежит на кушетке или диване — хотя сейчас это уже соблюдается не так строго.

А чем занимается обычный психиатр — который не психотерапевт? Шизофренией и раздвоением личности?

Юлия Карачёва: Психиатр диагностирует психические расстройства и подбирает фармакологическое лечение. И нет, он занимается не только шизофренией (это 1% среди всего населения), но и депрессивными, тревожными, психосоматическими и другими расстройствами личности, которые бывают у 30% людей. То есть каждый третий взрослый — потенциальный пациент психиатра.

К психиатру вообще-то страшно идти. А вдруг он поставит на учет? И потом нельзя будет водить машину и за границу ездить.

Кадр из сериала «Люцифер» (2016 — 2021)

Юлия Карачёва: «Психиатрического учета» больше не существует — это было в советские времена. Являясь пациентом психиатра, вы можете ездить куда угодно. Вот с правами и оружием могут быть ограничения. Но только при тяжелых хронических психических расстройствах. И даже в этом случае вопрос будет решать врачебная комиссия. Сам факт обращения к психиатру не лишает вас никаких прав.

Ирина Катин-Ярцева: Но если вы все равно беспокоитесь по этому поводу, имейте в виду: возможно анонимное обращение к психиатрам.

Говорят, если прийти психиатру, он непременно выпишет таблетки, с которых потом не слезешь. Это правда?

Юлия Карачёва: Антидепрессанты и нейролептики зависимости не вызывают. Есть небольшая категория успокоительных препаратов (транквилизаторов), которые могут приводить к зависимости, но их никогда не назначают на долгий срок, только краткосрочно — чтобы максимально снизить риски.

В каких случаях мне нужен психиатр?

Кадр из фильма «Весенние надежды» (2012)

Юлия Карачёва: Если подозреваете у себя расстройство психики (РПП, депрессию), если у вас фобии, вы зависимы от алкоголя, лекарств, наркотиков, у вас суицидальные мысли, галлюцинации, если вы физически вредите себе, запишитесь к психиатру. Сомневаетесь или боитесь — сходите сначала к врачу-психотерапевту или клиническому психологу. После диагностики вас могут направить к психиатру, поработать с ним в паре либо помочь самостоятельно. К примеру, резкие приступы агрессии могут быть симптомом тревожного расстройства или следствием личностных сложностей. Этими вопросами занимается клинический психолог.

Ирина Катин-Ярцева: Когда есть риск, что человек может навредить себе или другим, потеряна связь с реальностью (он видит или слышит то, чего нет), он испытывает психически-обусловленные трудности на уровне обеспечения физиологических потребностей (еда, сон, гигиена), страдает от панических атак, не может учиться, работать, выходить из дома, стоит обратиться к психиатру.

А если на примерах? С какой проблемой — к кому?

  • диагностированная депрессия: к психиатру + клинический психолог/ психотерапевт, имеющий опыт работы с депрессиями.
  • расстройство пищевого поведения (булимия, анорексия): к психиатру + клинический психолог/психотерапевт. Нужны препараты + разговорная терапия.

Мария Дубровина: Чаще всего расстройства пищевого поведения — это не проблема одного человека, это проблема всех членов семьи. Просто на ком-то она отражается больше, чем на остальных. И пока принципы питания и отношение к еде не изменятся внутри системы, прогресса не будет. Поэтому тут нужен системный психотерапевт, специалист, который работает со всей семьей.

  • резкие приступы агрессии: к клиническому психологу; дальше возможна консультация у психиатра и работа в паре.

Ирина Катин-Ярцева: Резкие приступы агрессии – неспецифический симптом. Он может означать проблемы с телесным здоровьем. Так что сначала сходите к неврологу и эндокринологу, потом — к клиническому психологу или опытному психотерапевту на диагностику. В зависимости от того, что будет выявлено как главная проблема – на групповую терапию/тренинг по управлению агрессией, к психиатру и/или на психотерапию.

  • самосаботаж (человек сам себе все портит, когда появляется шанс чего-то добиться): к психологу, если хочется разобраться в причинах такого поведения, к психотерапевту, если хочется научиться жить по-другому.
  • расставание с любимым человеком: к психологу, если нужно получить поддержку, к психотерапевту, если хочется выстроить следующие отношения по-другому.

Мария Дубровина: Расставание переживается как потеря, а с потерями хорошо работает психолог. Но вообще важно не что случилось, а как человек это проживает. Если в результате возникли фобии, страх близости, если человек причиняет себе вред, тогда — психотерапия, возможно, в сочетании с медикаментами.

  • в жизни черная полоса, руки опускаются: к психотерапевту. Особенно хорошо работают с такими случаями когнитивно-поведенческий терапевт + телесно-ориентированный психолог.
  • никак не получается выстроить близкие и прочные отношения с семьей/друзьями/коллегами: к психотерапевту
  • слышатся голоса и видится то, чего нет: к психиатру и, в зависимости от его назначений, к психотерапевту
  • фобии (страх воды, высоты, темноты и т. д.): к клиническому психологу/психотерапевту, возможно, в паре с психиатром. Хорошо работает с фобиями гипнотерапевт.
  • аддикции (алкоголизм, наркомания): к психиатру-наркологу + клинический психолог. Помогает групповая терапия.
  • не получается выйти из созависимых отношений: к психотерапевту
  • неврологические проблемы (тики, дрожат руки): к неврологу/невропатологу + сдать анализ на витамины группы B (дрожь в руках может быть связана с их нехваткой). Также есть смысл обратиться к нейропсихологу.
  • причинение себе вреда, мысли о суициде: психиатр в паре с клиническим психологом.

Можно/нужно ли совмещать лечение у разных специалистов? В каких случаях?

Кадр из фильма «Жизнь прекрасна» (2011)

Милена Хампель: Можно и порой даже нужно совмещать терапию у психиатра и психотерапевта/психолога, то есть медикаментозную и разговорную терапию. Можно совмещать личную терапию и групповую. Но посещать одновременно двух психотерапевтов нельзя: слишком большая психологическая нагрузка.

Мария Дубровина: Посещать двух специалистов разных направлений (например, психолога и психотерапевта) можно. Но важно, чтобы клиент ставил в известность обоих и разделял сферы. С одним бы прорабатывал личные вопросы, с другим — скажем, пытался улучшить бизнес-показатели.

Что будет, если обратиться не к тому специалисту?

Мария Дубровина: Если вы в депрессии, а пришли к психологу, он вас перенаправит к другому специалисту. Даже если у него просто подозрение на такой диагноз. Еще может быть, что специалист компетентен в вашей проблеме, но не подходит лично вам по каким-то вашим внутренним установкам. Вам будет сложнее с ним работать.

Милена Хампель: Если специалист вам не подошел, вы можете разочароваться в психологии/психотерапии в целом и не захотите искать другого специалиста. А если специалист некомпетентен, то может случиться ретравматизация, и состояние человека ухудшится. В дальнейшем потребуется больше сил и времени, чтоб ему помочь.

Как проходит первый прием у психолога, психотерапевта и психиатра?

Кадр из сериала «Клан Сопрано» (1999 — 2007)

Милена Хампель: Рассказ о проблеме, поиск путей ее решения. Рекомендации. Определение частоты и примерного количества встреч, необходимых для решения вопроса. Если психолог поймет, что ваша проблема за границами его компетенций, он посоветует обратиться к другому специалисту.

Ирина Катин-Ярцева: Первый прием специалистов по психическому здоровью (психолога, психотерапевта, психиатра), как правило, длится около часа. Обследование клинического психолога может длиться несколько часов, и включает в себя краткий рассказ о себе, ответы на вопросы и прохождение клинических тестов (простых задач, похожих на детские, но выявляющих важные особенности психических функций).

Юлия Карачёва: На первой консультации психиатр задаёт вопросы о самочувствии, уточняет жалобы и беспокоящие симптомы. При необходимости предлагает заполнить опросники (например, чтобы оценить уровень тревоги). Если для уточнения диагноза потребуются дополнительные обследования, доктор скажет об этом на консультации. Также на приме вы услышите мнение по возможным вариантам лечения проблемы (психотерапия, медикаментозное лечение, какое именно).

Правда ли, что если начнешь ходить к психоспециалистам, то это на годы, если не навсегда?

Мария Дубровина: Все зависит от клиента и его проблемы. Если это психодиспансерное наблюдение, то да, возможно, вы будете ходить к специалисту годы или даже всю жизнь. Существуют заболевания (например, шизофрения), которые значительно не корректируются, можно только наблюдаться, чтобы предотвратить острые состояния.

Ирина Катин-Ярцева: Не всем нужна долгая работа, не все могут ее себе позволить. Стратегию специалист подбирает, исходя из состояния, целей, ресурсов и пожеланий клиента. Также клиент всегда вправе сделать перерыв, прервать работу, посчитав результат достаточным (или по другим причинам), или продлить ее, сформулировав новые цели.

Почему эти специалисты никогда не говорят точное количество визитов, которые нужны для решения проблемы? Так же всю жизнь можно ходить!

Милена Хампель: Потому что у всех людей разный темп, разные травмы и разные способы их компенсации. Невозможно знать заранее, сколько времени понадобится. Тем более, один запрос нередко — ниточка к другому.

Мария Дубровина: Потому что, пока идет терапии, жизнь клиента продолжается. Из-за новых событий всплывают новые запросы, а что-то перестает волновать. Поэтому рассчитать точное количество визитов невозможно.

Есть ли какой-то верный способ отличить специалиста по психическому здоровью от шарлатана? В какой момент нужно точно насторожиться?

Юлия Карачёва: Человек, к которому вы хотите обратиться, должен иметь высшее образование. Не стесняйтесь проверять документы. А еще специалист ведет себя этично:

  • не осуждает и не высмеивает
  • соблюдает конфиденциальность
  • не проявляет сексуальной заинтересованности
  • не вступает в неформальное, дружеское общение
  • четко называет цену, время и условия работы
  • не допускает никаких обменов услугами за работу
  • не назначает фармакологические препараты, не являясь врачом.

Милена Хампель: У психотерапевта стоит спросить, проходил ли он личную терапию, есть ли у него супервизор. Если нет, то к психотерапии он не имеет отношения. Психотерапевт не вправе нарушать конфиденциальность — например, использовать ваш случай для научных работ без вашего согласия, обсуждать его с кем-то из вашей семьи и знакомых. Вы не должны встречаться где-то помимо кабинета, дарить друг другу подарки. Психотерапевт не имеет права пользоваться вашими связями и услугами клиента. (Пример: клиент-парикмахер не должен стричь своего психотерапевта).
Если хоть один из этих принципов нарушается, уходите.

А еще бывает так, что клиенту просто некомфортно, не возникает доверия к специалисту. Иногда люди действительно не совпадают, и в этом нет ничего страшного. Но лучше всего до ухода рассказать об этом самому специалисту. Возможно, это вскроет нечто важное в ваших взаимоотношениях, и здорово продвинет терапию.


Наши эксперты:

Ирина Катин-Ярцева
Клинический психолог

Основательница и участница Ассоциации Феминистской терапии, член Ассоциации Игровой Психотерапии. Помогала нам выяснить, что такое созависимые отношения.

Милена Хампель
Психолог, практикующий психолог, гештальт-психотерапевт

Основной профиль — синдром эмоционального выгорания мам и послеродовая депрессия. Так же работает с тревогой, трудностями в межличностных отношениях. Ведет инстаграм.

Юлия Карачёва
Врач-психиатр, психотерапевт

Психотерапевт сети клиник «Атлас». Специализируется на тревожных, депрессивных, психосоматических расстройствах, а также расстройствах приема пищи. Член Ассоциации когнитивно-бихевиоральных терапевтов и Ассоциации когнитивно-поведенческой психотерапии. Помогала нам разобраться, что такое синдром самозванца.

Мария Дубровина
Психолог, коуч, гипнотерапевт

Живет в Швейцарии, работает с русскоговорящий аудиторией. Училась у психолога-гипнотерапевта Жана Беккио, имеет диплом в области психологии университета Женевы, практикующий гипнотерапевт. Помогала нам разобраться, что такое синдром самозванца.


Читайте также:

(16 оценок, среднее: 4,44 из 5)
Загрузка...
Читайте также
Спецпроект
Бюджетная косметика
Комментарии-
Идёт загрузка...