Независимый
Ресурс
О красоте

Как выбрать психолога и понять, что он не шарлатан?

Оля Третьякова
Оля Третьякова 31 марта 2022 19
Как выбрать психолога и понять, что он не шарлатан?

Для многих людей психологическая помощь — необходимость. Где ее искать? Как понять, что психолог не подходит и пора уходить? Можно ли заводить отношения с психотерапевтом? Сколько стоит сеанс? И другие вопросы, на которые дают ответы эксперты.

Наши специалисты:

Прежде чем идти к специалисту, определитесь, кто именно вам нужен: психолог, психотерапевт или психиатр.

Юлия Карачёва: В России психотерапевт — медицинская специальность. Соответственно, у него должно быть высшее медицинское образование. Плюс — диплом об окончании ординатуры по психиатрии или психотерапии, профессиональная подготовка по психотерапии. Психотерапевт имеет право назначать пациенту медицинские препараты. У психолога должен быть диплом о высшем психологическом образовании и дополнительное образование по психотерапии. Психолог может использовать методы разговорной психотерапии, но не может выписать таблетки.

Определились? Теперь идем искать.

Где найти психолога и психотерапевта?

Юлия Карачёва: Врач-психотерапевт работает не только с психологическими трудностями, но и с психическими расстройствами. Так что такого врача логично искать в медицинских клиниках и психоневрологических диспансерах.

Также есть специализированные центры и онлайн-сервисы с психологами, врачами-психотерапевтами и психиатрами. (Не могу назвать те, которым точно можно доверять, потому что сама работаю в медицинском центре.)

Ирина Катин-Ярцева: Крупные агрегаторы: Ясно, Зигмунд.Онлайн, Meta (не имеет никакого отношения к соцсетям) и другие — имеют определенные критерии подбора специалистов (уровень подготовки, количество часов супервизии). Неквалифицированный специалист к ним вряд ли попадет. Но и они не дают 100% гарантию качества услуг.

Формальным отзывам незнакомых людей (особенно на личном сайте специалиста) тоже не всегда можно доверять.

Советы и рекомендации знакомых? Да, могут сработать. Но могут и нет.

И что же делать?

Наталья Ошемкова: С психологом или психотерапевтом — как с супом: если там плавает таракан, то суп точно плохой, а если не плавает, то придётся попробовать. Лучше личной встречи ничего не придумано.

Пришла на первый сеанс – всё не нравится. Уходить?

Юлия Карачёва: Зависит от того, что именно не нравится. Во время первого сеанса психотерапевт задает вопросы о проблемах или симптомах, которые вы испытываете; спрашивает про историю жизни, вашей семье и возможных обращениях к психотерапии в прошлом. Плюс рассказывает, как работает терапия, информирует о конфиденциальности.

Это нужно для определения целей терапии и создания психотерапевтического альянса — ваших отношений, которые будут способствовать работе. Для формирования альянса требуется до 5 встреч.

Но если вам не симпатичен психотерапевт и вам не хочется с ним откровенно общаться, это однозначно повод поискать другого.

А вдруг это у меня просто сопротивление включилось?

Ирина Катин-Ярцева: Давайте сначала проясним, что это такое. «Включается сопротивление» — это когда вам не хочется идти на встречу с психотерапевтом, и вот вы забываете о ней, опаздываете. Кажется, будто все против вас, что вы не виноваты, но ситуация повторяется снова и снова. Почему это происходит? Потому что во время сессий вам тяжело, больно или стыдно говорить о каких-то вещах, и вы ищете, сознательно или бессознательно, возможность этого разговора избежать.

Если это так, отнестись к своим чувствам с уважением и обсудите это со специалистом. Если он не готов к такому разговору, уходит от ответов или обесценивает вас — это плохой признак.

Юлия Карачёва: Важно не молчать, а задавать вопросы. Говорите, если вам некомфортно, если вы не хотите продолжать что-то обсуждать. И смотрите на реакцию. Компетентный специалист сможет обосновать свою тактику, если вы сомневаетесь. Он не будет давить, стыдить, осуждать и обесценивать ваши чувства.

Какие у психотерапевта есть этические ограничения?

Юлия Карачёва: Общими для всех школ и направлений являются уважение, компетентность, ответственность, честность, конфиденциальность, отсутствие отношений помимо терапевтических. Психолог не должен эксплуатировать клиентов — то есть просить их о профессиональных услугах (неважно, за деньги или бесплатно) и помощи. И принимать такие услуги и помощь он тоже не может.

Ирина Катин-Ярцева: Бывают экстренные случаи, когда психолог (или клиент) находится в критическом состоянии и есть опасность для его жизни. Тогда, конечно, помощь оказать можно. Но это исключение. Важно запомнить: психотерапевт может быть только психотерапевтом, но никогда — вашим другим, преподавателем, учеником, арендатором или любовником. Вообще вполне нормально попросить у психолога/психотерапевта ссылку или текст этического кодекса, которого он придерживается.

То есть секса не будет? Но ведь сколько историй про то, как психотерапевт влюбился в клиента или наоборот.

Ирина Катин-Ярцева: Такое действительно случается. Если клиент испытывает влечение к терапевту, это называется сексуальным переносом. Происходит это потому, что психотерапевт старается помочь, не критикует, не осуждает, не стыдит. И речь во время сессий идет только о вас — о клиенте. Возникает ощущение, что терапевт понимает вас, как никто другой, что у вас особая близость. Хороший специалист умеет работать с сексуальным переносом. Но никакого ответного развития со стороны психотерапевта быть не должно.

То есть психотерапевт обязан быть образцом поведения?

Наталья Ошемкова: В идеальном мире — да. Но в реальности этические кодексы регламентируют взаимодействие с клиентами и бывшими клиентами, а не со всеми подряд. То есть со случайными людьми в интернете или очереди в магазине психолог и психотерапевт имеют право себя вести, как ему угодно. Хотя лично я бы всё равно не пошла, к примеру, к психологу-гомофобу или психологу-сексисту.

Нужно ли мне знать, какие есть методы психотерапии, чтобы выбрать тот, что подходит мне лучше всех?

Юлия Карачёва: Желательно, но необязательно. Можно ориентироваться на доказательные методы психотерапии (то есть их эффективность доказана в исследованиях на больших группах людей) — это различные виды когнитивно-поведенческой психотерапии.

Какие моменты должны меня насторожить?

Ирина Катин-Ярцева: Отказ психотерапевта/психолога отвечать на вопросы о своем образовании, методах работы, частоте супервизий (у каждого психотерапевта есть свой психотерапевт — супервизор), отношение к интервизиям (консультациям с такими же по уровню коллегами), личной терапии (проходил или нет). Любая дискриминация (по полу, возрасту, сексуальной ориентации, образованию), шовинистические воззрения, пренебрежительное отношение к людям с особенностями и расстройствами. Осуждение или обвинение жертв насилия. Отрицание лекарственных средств лечения ментальных расстройств.

Юлия Карачёва: Если терапевт предлагает или поддерживает любые другие отношения, кроме терапевтических (встречи в кафе, сделки купли-продажи и т.д.) — это повод сменить специалиста. Терапевтические отношения начинаются и заканчиваются в кабинете психотерапевта.

Насторожить должны его рассказы о других клиентах с возможностью их идентификации, рассказы о себе и своих проблемах без видимой пользы для клиента, аудио- или видеозапись без вашего разрешения, одновременное ведение клиентов, находящихся в близких отношениях или членов семьи. Тут, поясню, речь не о семейной терапии, а о том, чтобы лично вести членов одной семьи. Это нельзя делать, потому что может возникнуть конфликт интересов. И, конечно же, психотерапевт должен быть доброжелателен и эмпатичен. Агрессия с его стороны в ваш адрес неприемлема. Если вас винят, стыдят, обесценивают ваши чувства (то есть дают понять, что они неуместны или незначительны) — бегите.

Наталья Ошемкова: Если психолог на ваши запросы отвечает в духе: «Со мной всё нормально, это у вас так отзывается боязнь ответственности», — тоже бегите. Психолог не должен вас оценивать, наша работа строится на понимании и поддержке, даже в сложных ситуациях. Особенно в сложных ситуациях.

У меня подруга отучилась на психотерапевта. Попросилась к ней, а она говорит, что знакомых в терапию не берет. Это как вообще?!

Ирина Катин-Ярцева: Подруга делает правильно. Пересечений с терапевтом в обычной жизни быть не должно, терапевт должен оставаться человеком, который не знает о вас ничего, кроме того, что вы рассказываете, и о частной жизни которого вы знаете очень мало. Это помогает терапии оставаться терапией. А подруга может продолжать вас по-дружески поддерживать, и это хорошо.

Но почему?!

Юлия Карачёва: Потому что, имея опыт других близких отношений, невозможно выстроить терапевтические. Человек, с которым вас что-то связывает вне терапии, так или иначе будет переносить на вас свои эмоции и ожидания, делать выводы из своих знаний о вашей жизни, а не ваших слов.

Как точно определить, что перед вами не терапевт, а шарлатан?

Юлия Карачёва: Попросить показать документы об образовании. Уточнить квалификацию, опыт работы специалиста и метод психотерапии, который он использует.

Ирина Катин-Ярцева: Если у специалиста отсутствует профильное образование, в арсенале — эзотерические и ненаучные практики, ритуалы — это не психотерапевт.

Сколько стоит сеанс терапии? Какая цена должна насторожить?

Ирина Катин-Ярцева: Стоимость психотерапевтического часа может быть разной, в зависимости от региона, квалификации и опыта психотерапевта. Ставки начинающих психотерапевтов, как правило, ниже. Есть практика, когда берут клиентов «под супервизию» — для подробного разбора своей работы более опытным коллегой или сертифицирующей комиссией. (Об этом клиента обязательно предупреждают перед началом работы, при этом случай все равно остается анонимным).

Некоторые практики учитывают финансовое положение клиента – у многих терапевтов есть «социальные» часы, которые они предоставляют клиентам в сложном положении бесплатно или по очень низкой стоимости. Есть терапевты, которые используют правило, согласно которому месячная стоимость терапии не должна превышать 10% месячного дохода клиента.

«Астрономическая» стоимость сессии (30-50-100 000 руб. за сеанс) должна скорее насторожить, хотя и здесь есть исключения. Цена терапии не должна быть для клиента «копеечной», незначительной — это психологический момент, мы больше ценим то, что достается нам сложно и дорого. Так что в случае работы с состоятельными клиентами она может быть значительно выше среднего.

Есть ли какие-то гарантии, что от психотерапии мне станет лучше? И что делать, если не становится?

Юлия Карачёва: Если психотерапевт гарантирует быстрое (1-5 сеансов) улучшение, то, скорее всего, он лукавит. Но если в процессе длительной (более 3 месяцев) терапии не происходит никаких улучшений в вашем состоянии, нужно поговорить с терапевтом, рассмотреть рекомендации о фармакологической терапии вместе с разговорной, а иногда и сменить специалиста.

Ирина Катин-Ярцева: Гарантий, увы, нет. На результат, кроме профессионализма терапевта, влияет множество факторов: метод терапии, применение/неприменение лекарственных средств, условия жизни клиента и его индивидуальные особенности. Это как требовать гарантий по исцелению от врача — он их дать не сможет, хотя сделает все возможное, чтобы помочь.

Психотерапевт говорит: «Терапия не делает людей счастливыми, но помогает разобраться в себе». Как это понимать? Терапия делает человека несчастней?

Ирина Катин-Ярцева: Психотерапия – не волшебная таблетка, увы. Она дает возможность увидеть ситуацию и себя самого яснее, построить связи между событиями, отношениями и собственным самочувствием, позволяет побыть в безопасных отношениях, где вы ценны и безусловно принимаемы. Это еще не счастье, но позволяет приблизиться к нему.


Материал проиллюстрирован кадрами из сериала «Психиатр по соседству» (2021). Это фактически учебник по тому, как не должен вести себя помогающий специалист.


Наши специалисты:

Юлия Карачёва
Врач-психиатр, психотерапевт

Психотерапевт сети клиник «Атлас». Специализируется на тревожных, депрессивных, психосоматических расстройствах, а также расстройствах приема пищи. Член Ассоциации когнитивно-бихевиоральных терапевтов и Ассоциации когнитивно-поведенческой психотерапии. Помогала нам разобраться, что такое синдром самозванца.

Ирина Катин-Ярцева
Клинический психолог

Основательница и участница Ассоциации Феминистской терапии, член Ассоциации Игровой Психотерапии. Помогала нам выяснить, что такое созависимые отношения.

Наталья Ошемкова
Клинический психолог, коуч

Специалистка по эриксоновскому гипнозу и генеративному подходу Стивена Гиллигена, сексологии, НЛП-тренер международного класса. Помогала нам выяснить, как распознать синдром самозванца и созависимость.


Внимание! Мы возобновили вещание в нашем Telegram-канале. Самая оперативная бьюти-информация — там. Подписывайтесь!

Напоминаем, что любые комментарии, не касающиеся темы, будут удаляться. Спасибо за понимание.


Читайте также:

(20 оценок, среднее: 4,45 из 5)
Загрузка...
Читайте также
Спецпроект
Бюджетная косметика
Комментарии-
Идёт загрузка...